Tags: Сны

Кулинарный сон.

Часто мне снится, что я куда-то еду, лечу, брожу по какому-то городу или музею. Снятся мои дети, какие-то знакомые. Но еда снится редко.
А тут приснилось, будто я на неделю прилетел в Сеул. Где на самом деле никогда не был. В моём сне он похож на Москву начала 90-х. Замусоренные улицы, повсюду какие-то палатки, павильоны, самопальные рекламные вывески. Подозреваю, что настоящий Сеул совсем не такой.
И сразу в этом городе у меня возник вопрос еды. В кафе и ресторанах непонятные и очень острые блюда. Столько перца, что даже не пойму, что там ещё намешано, кроме этого перца. Какие-то подливы, соусы, кетчупы, которые добавляют во всё подряд.
Но тут обнаружил, что на улицах и около всех станций метро продают готовую рыбу. В павильонах, с лотков… Рыба отварная, жаренная в кляре или фритюре, в панировке. Главное – без всяких добавок. Даже без соли. Предполагается, что человек сам купит к ней какой-то гарнир или соус – и сам определится, с чем и как её есть. И я стал покупать эту рыбу. Брал к ней ещё лепёшку, типа питы, поливал всё соевым соусом, солил – и ел. Меня это вполне устраивало. Даже три раза в день. Каждый раз я старался взять какую-то другую рыбу. При том, что названий я не знал, корейского не понимал – и различал всё только по внешнему виду.

И во сне – как наяву.

Ковид плотно вошёл в нашу жизнь. В моих снах уже с лета люди ходят в масках. Не все. А, как и в реальной жизни, приблизительно половина. От тех, кто без масок, я и в снах, и в реальности стараюсь держаться подальше.
Рано или поздно, эпидемия закончится. Хотя останутся шизофреники, которые не снимут маски до конца своей жизни. Но 99% людей о них забудут.
И мне интересно, сколько ещё времени после окончания пандемии люди в моих снах будут продолжать ходить в намордниках?

Сон про котёнка.

Приснилось мне на днях, что я в Киеве. Иду по улице – и вижу возле ограждённых невысокой решёткой кустов самовар. Самовар белый, современный. Подхожу ближе и слышу, кто-то внутри самовара пищит. Снял крышку, заглянул – кто-то маленький и живой. Достал. А это котёнок. Ещё слепой. Белый с рыжими пятнами. А самовар электрический, сгоревший – поэтому его и выкинули.
Понимаю, что на ближайшие часы судьба меня работой обеспечила. Надо как можно скорее пристроить животину. Он пока вполне ещё в норме – пищит, шевелится. Но его хотя бы покормить поскорее надо.
Тут навстречу мне идёт толстая тётка лет 45, в ярко-красном пальто, в такой же красной шляпе, с красными губами. А рядом молодой взрослый парень, думаю, сын.
Обращаюсь к тётеньке, мол, вам котёнок не нужен? Только что достал из этого самовара. Забрать к себе не могу – я из Москвы.
Тётка посмотрела на зверушку: Давай сюда!
И забирает у меня котёнка. Он полностью исчезает в её ладонях.
Парень пытается напомнить матери, что у них и так времени в обрез, что они опаздывают. Тётка его обрывает: Подождут, не растают!
Они разворачиваются и идут с котёнком в обратную сторону – домой.
Я же страшно рад, что всё так быстро и благополучно разрешилось.
Вот такие благостные сны мне порой снятся.

Про маски в 1980-м.

Мне приснился сон. Про старые времена. Точнее даже, про осень 1980-го года. Откуда такая определённость? Осень определяется по одежде и погоде. А год… Я гуляю со своим старшим сыном. И ему в этом сне где-то около полутора лет. Он уже разговаривает. Уверенно ходит. Только устаёт быстро. Поэтому часть сна я таскаю его на руках.
Вокруг лишь советские машины: Жигули, Москвичи, Волги… Настроенных за последние десятилетия многоэтажек нет в помине. В основном кирпичные пятиэтажки. Да сталинские дома. Которые и сегодня преобладают в нашем районе…
И, вот, зашли мы в магазин. В магазине отделы – как в старые времена: молочные товары, хлебобулочные изделия, кондитерка… Я смотрю, чего бы взять. И вдруг я замечаю, что ни на продавцах, ни на покупателях – вообще ни на ком в зале нет масок. А народу полно. И мне становится страшно. Не за себя. Страшно, что я припёрся в такое место с маленьким ребёнком. От потрясения я проснулся.
Вот так, мне уже начали сниться коронавирусные сны.

Ночная работа.

Я не знаю, что происходит в моей голове по ночам. Когда я сплю. Но при этом нередко просыпаюсь утром с готовыми идеями рассказов, эссешек, статей…
Вчера вечером долго не мог уснуть – додумывал старую идею про организацию внутригородского транспорта. С этим и заснул. Во сне видел своего старого товарища Игоря. Будто мы с ним переселились в Эстонию и живём в каком-то маленьком городке, в старой хрущёвской пятиэтажке – он в одном подъезде, я в другом.
Подали заявления на эстонские (считайте, общеевропейские) паспорта – и нам их достаточно быстро выдали. Вот мы сидим у меня в квартире, рассматриваем свои новые аусвайсы. И тут звонок. В дверь. Пришли несколько мужиков, говорят, что они из МВД, и что паспорта нам выдали по ошибке. Мол, девушка просто положила наши анкеты не в ту стопку. А на самом деле, у них к нам ещё много вопросов, и, кроме того, мы предоставили не все запрошенные справки. В завершение разговора: сдавайте ваши паспорта взад. Мы их аннулируем.
На что я ответил: Идите ребята куда подальше, а то мы на вас ещё в какой-нибудь общеевропейский суд жалобу накатаем. Умерла – так умерла. Выдали – так выдали. И нечего нам мозги парить. В общем, выставили мы их за дверь и остались при своих паспортах.
А тут и вставать уже пора. Встаю, а в голове готовая эссешка про глобализацию маячит. Никогда прежде на эту тему особо не задумывался. Но раз само пришло – не будешь же отказываться. Сел, записал конспективно, пошёл завтракать. После завтрака отписал уже нормально.
Вот так и сплю. А параллельно ещё что-то придумываю. Сам того не замечая.

Как меня хирург дошивал.

Приснилось, будто мне повторно делают шунтирование. На этот раз в России. Это такая операция на сердце. Когда вскрывают электролобзиком грудную клетку, сердце отключают – вместо него работает один насос, вместо лёгких – другой…
Несколько часов вокруг пребывающего в полной отключке пациента крутится с десяток врачей и сестёр.
Collapse )

Ломбард наоборот.

Неделю назад, в первых числах мая 2017-го, приснился мне сон. Будто приехал я на автобусе в какой-то захолустный российский райцентр. Откуда, погуляв несколько часов по городку, собирался ехать дальше. Автостанция состояла из большого зала ожидания, кассового окна и дверей в служебную часть. Посреди зала стояло несколько длинных скамеек, а по периметру размещались лотки со всяким китайским ширпотребом - от детских игрушек и "Сникерсов" до обуви и бытовой электроники.
Collapse )

И снится мне не рокот космодрома...

Сегодня утром приснился сон. Будто мне 17 лет, и я сдаю в школе экзамен по математике. Солнечное утро, я, молодой, с длинными, до плеч, волосами, в широких брюках-клёш (как тогда было модно) иду в школу. На загривке у меня сидит маленькая девочка.
Прихожу на экзамен - и ко мне начинают докапываться. Мол, ребёнок-то зачем. Объясняю, что у сына с невесткой срочные дела. Поэтому они сбросили на меня внучку Тасю. Учителя, посовещавшись, выносят вердикт: если она готова тихо посидеть-порисовать в углу, то пусть остаётся. Не выгонять же ребёнка детсадовского возраста на улицу.

Сон про дерущихся монахов.

Чего только не делают религиозные люди во  славу господа. Берегут свою девственность, голодают, не спят, молчат, носят вериги, занимают-ся самобичеванием… Или, скажем, годами не моются. Считая, что богу это нравится, и от запаха немытых портянок он ловит кайф, как наркоман от крепкого косячка. Лично я в этом сомневаюсь, но, сколько людей, столько и тараканов у них в головах.
Collapse )

Приснится же такое…

Несколько дней назад приснился мне кошмарный сон. Причём начался он, как сон очень даже светлый и радостный.
Будто иду я по берегу моря. С двумя молоденькими хорошенькими девочками. Своими внучками. Десятилеткой и четырёхлеткой. Весенний солнечный нежаркий день. Море слегка колышется, птицы поют… И мы идём по дороге, прижатой скалами к самой воде.
Collapse )