Category: семья

Советские прибедняшки.

В советские времена при написании автобиографий было просто принято прибедняться. Мол, я родился в очень бедной семье, в детстве голодал, в молодости недоедал, жил в неотапливаемом чулане…
Честно рассказывать о деде-генерале или отце-священнике иногда было просто опасно.
Актриса Фаина Раневская вспоминала, что, получив аванс за книгу воспоминаний, никак не могла её начать. Папенька у неё был богатый бакинский нефтепромышленник. Врать она не могла, потому что об этом слишком многие знали. А сказать правду – значит, типа, афишировать свою чуждость советским ценностям.
Начала так: «Я родилась в семье небогатого нефтепромышленника…» Правда, дальше дело не заладилось, и книгу она так и не написала.
Collapse )

Заработал денег – прибил доску.

Мой товарищ уже лет восемь доделывает дом. Который до этого ещё сколько-то лет строил первый муж его нынешней жены. За эти годы выросла её дочь, вышла замуж, родила внука, внук вырос, окончил институт… Никто из молодёжи жить в этом доме не хочет. До МКАДа там пару километров. Но ехать на работу в Москву можно запросто и два часа, и больше. Ведь в столицу по утрам едет вся область. Такая же ситуация вечером – когда надо возвращаться домой. А метрополитена нет. И вряд ли он появится в ближайшие 50 лет.
Collapse )

Неравный делёж.

Старый товарищ решил отдать дочери доставшуюся от родителей московскую квартиру. Сам же сейчас живёт у жены. Перед оформлением дарственной пригласил к себе дочь и сына и сказал, что, как они знают, ему принадлежат две квартиры. Обе трёхкомнатные. Но одна в сталинском доме около метро, другая возле МКАДа. Старую квартиру с высокими потолками и паркетом он хочет отдать дочке, которая недавно родила второго ребёнка. У сына детей ещё нет – и ему, получается, достанется квартира на окраине в панельке. Отец понимает, что стоимость этих квартир очень отличается. Но третьей квартиры (или даже просто сбережений), чтобы уравновесить этот неравный делёж, у него нет. В такой ситуации он хочет услышать от детей, что у них не будет по этому поводу претензий ни к нему, ни друг к другу.
Сын сказал, что понимает отцовскую логику – и никаких обид на сестру не имеет. Ей большая квартира действительно нужнее. Остаётся надеяться, что он не переменит своего мнения в будущем – и эта история не испортит их отношений.

Носки в микроволновке.

Тут забирал в Рамат-Ган у среднего сына двух его старших девочек (7 лет и 4 года). С парой ночёвок.
Они живут в Иерусалиме – а мне очень хотелось свозить девочек на море.
Собирались в спешке, без мамы – и не нашли чистых носков. Вечером в Рамат-Гане постирал носки. Но за ночь они не высохли.
Что делать? Сунул носки в микроволновку – и через пять минут они были сухие.
Кстати, идея с микроволновкой мне пришла в голову на ходу. Никогда раньше этим методом не пользовался и с чужим подобным опытом не сталкивался.

Переступивший один раз…

Женщина выходит за человека, имеющего ребёнка, которым он совсем не интересуется. Неужели ей не приходит в голову, что переступив через одного человека, он может так же переступить и через другого. И этим другим, скорее всего, будет теперь она.
Начнёт ещё верещать, мол, я считала его порядочным человеком… А он со мной так поступил. Но ты же знала, что он поступал так с другими людьми. И это тебя почему-то не волновало...

Прилетел в Израиль – и сразу захотел обратно.

Вчера рано утром прилетел из Риги в Израиль, в Тель-Авив. Ещё затемно вышел из самолёта и, такое ощущение, попал в банную парилку. К жаре я за несколько лет вполне привык, но дикая влажность… За несколько минут вся спина становится мокрой.
Иерусалим – он на горе. Где-то 800 метров над уровнем моря. Там сухой воздух и даже в жару чувствуешь себя вполне комфортно. А вот приморский Тель-Авив. При расстоянии между ним и Иерусалимом в 70 км – климат кардинально иной. Постоянная сырость. В любое время года.
Сын с семьёй переехал в Гуш-Дан (тель-авивская агломерация) из-за работы. А так им тоже больше нравилось в Иерусалиме.
Всю жизнь мечтал жить на берегу моря. Но не в такой сырости. В крымской Феодосии обычно в сторону моря дует сухой степной ветер. Так там мне очень даже нормально.

Понуждение к размножению.

У старой знакомой дочь вышла замуж. Через несколько лет мама спросила её, собираются ли они с мужем плодиться. Дочь ответила, что, конечно, собираются, но не сейчас, а через 3-5-7 лет, ближе к сорока. А сейчас они хотят пожить для себя.
Пришлось маме объяснять неразумной молоди, что, когда им будет 40 – ей уже будет 70. И, неизвестно, в каком состоянии она встретит этот возраст. Годы и болезни дают знать о себе и сегодня. Правда, пока она их превозмогает. Но рано или поздно ресурс закончится. Сейчас она готова и может активно помогать им с ребёнком. А, вот сможет ли она это делать через несколько лет? И тогда им придётся крутиться самим.
Надо отдать должное, мамины аргументы дочку убедили. И теперь у них есть маленькая девочка. Которая никому не даёт скучать.

Дедушкин хвостик.

Существует расхожее выражение: Мы с Тамарой ходим парой.
Стоит мне куда-то собраться, тут же появляется 7-летняя внучка: Дед, я с тобой!
Хочу ли я сходить в магазин, с кем-то встретиться или просто пройтись… Тут же: «Я с тобой!» Так и ходим везде вместе. Но мне приятно видеть своего маленького мышонка, держать в руке её тёплую лапку, слышать звонкий голосок.