Category: работа

Ломатели и строители.

В нашем доме в Москве капремонт. Делают его две бригады. Ламатели-узбеки и строители-белоруссы. Одни всё разбирают-демонтируют, другие монтируют электросети, варят трубы, занимаются чистовой отделкой.
Напрягает только временной разрыв между первыми и вторыми. Ломают гораздо раньше и быстрее, чем могут потом доделывать. Ну, это легко понять. Подрядчику проще запустить на объект неквалифицированный узбеков, чем разбираться потом с серьёзной и квалифицированной заменой инженерных сетей.
У нас временной разрыв между этими процессами всего несколько недель. А часто бывает, что после ухода ломателей строители приходят только через полгода-год.

Шестидневка, однако…

Мой старший сын работает между Москвой и Израилем. С одной стороны, это даёт ему возможность в любой момент прилететь в Россию. Его здесь всегда рады видеть, для него всегда есть вагон работы.
А, с другой… В Израиле выходные пятница и суббота. А в России – суббота и воскресенье. В пятницу его теребят из России. Здесь-то конец рабочей недели – и надо закрыть кучу дел. В воскресенье не дают отдохнуть израильтяне – у них началась рабочая неделя – и нужно согласовывать разные дела с ними. Попытки объяснить тем и другим, что формально у него пятидневная рабочая неделя, успехом пока не увенчались. Да, и вряд ли это удастся разрешить в будущем.

Специфика отдельных профессий.

В большинстве профессий филонить напропалую не получится никак. Вот, например, маляр. Мазнув кистью пару раз по забору, он не сможет потом доказать, что потратил на это весь рабочий день – да ещё и получить при этом за весь день плату.
Но, столкнувшись несколько раз за свою жизнь с работой адвокатов, я пришёл к выводу, что половина из них в реальности не делает для своих нанимателей почти ничего.
При этом ещё рассказывает сказки, сколько времени ушло на изучение материалов дела, на телефонные звонки, на выстраивание линии защиты… Хотя, на самом деле, даже материалы дела адвокат знает через пень-колоду.
Он просто, надувая щёки, старается набрать побольше дел. А дальше уповает на везение. Если повезёт – и его клиент выиграет, то адвокат получит ещё и процент выигранного. Если клиент проиграет, то он всё равно получит свою нарисованную почасовку.

За 35 лет изменились даже гвозди.

Перестилал в материной квартире линолеум на кухне. Прежний стелил тоже я. Но 35 лет назад.
Там панельный дом с кривыми стенами. Линолеум прижимался деревянными плинтусами. А плинтуса прибивались гвоздями. В местах стыков плит эти гвозди находили себе какие-то щели, цеплялись за набитый в них цементный раствор.
Приехал на строительный рынок, продавцы говорят, мужик, зачем тебе деревянный плинтус, возьми пластиковый. Но под пластиковый надо сверлить дырки. А делать это в пропаренном бетоне по всему периметру… Адская работа.
Поэтому по старинке стал прибивать деревянные плинтуса. А они не прибиваются. Гвозди вроде бы такие же, как прежде. Однако, другие. Они все калёные. Вот прежние, мягкие, гвозди гнулись на остром конце. Заползая, забираясь в щели меж плит. А нынешние, упёршись в плиту, гнутся со стороны шляпки. И никуда вообще не забиваются.
Перерыл квартиру. Нашёл-таки старые гвозди – и закончил работу.

За сколько времени вы можете вымыть свои окна?

Жена моего товарища пожаловалась, как много времени отнимают у неё всякие домашние работы. Мол, одна помывка окон… Пока 23 окна вымоешь…
Я задумался. Не знаю, смог бы я вообще помыть все эти окна за один день… Во всяком случае, за 8 часов – однозначно нет.
Окно – оно везде окно. А вот мыть полы в большом доме быстрее, чем в тесной квартире. Где всё завалено и заставлено. Лишние метры позволяют раскидать все шкафы по углам. И отсутствие скученности и захламлённости, когда не надо таскать всё с места на место, очень ускоряет процесс уборки.

Бар "Бессарабия" и его обитатели.

В конце прошлой недели меня пригласили на тусовку в баре «Бессарабия» в Нахлаоте. Это район одно-двух-трёхэтажных уютных домиков времён братанского мандата. В самом центре Иерусалима. Узенькие улочки, маленькие скверы, цветы в горшках около дверей.
На встречу с кандидатом в городской совет журналисткой Мариной Концевой собрались завсегдатаи этого места. Возраст 20-35 лет. Самая социально-активная группа населения. Весь бар, по обе стороны от стойки – 20 квадратных метров. Трудно даже вообразить, что там могут разместиться 25 человек. Разместились. Нормально. Разговаривали почти два часа. За это время некоторые уходили, но места ушедших тут же занимали вновь пришедшие.
Большинство народа живёт в Израиле с детского или подросткового возраста. Все свободно говорят на ирите, но и русский не забывают. Почти все получили или получают здесь высшее образование. В общем, собралась русскоязычная (но уже укоренившаяся) интеллигентная молодёжь. Мне было очень интересно, что эти люди хотят от руководства города, страны. В данном случае речь шла о городе – на носу выборы в городской совет.

IMG_3063_resize

Collapse )