Category: происшествия

Доколе?

Старый товарищ спросил вчера, сколько ещё может продолжаться российский политический маразм.
А мне вспомнилась история с румынским диктатором Николае Чаушеску.
В конце декабря 1989 года в Бухарест свезли со всей страны 50 тысяч человек. Специально отобранных, проверенных, верных режиму активистов. В том числе, свезли для участия в прославляющем чету Чаушеску митинге. Ещё 50 тысяч «верных сынов партии» набрали в самой столице. И вот Чаушеску вышел за аплодисментами к проверено-лояльным своим партийцам, но, как только он начал говорить, толпа начала кричать: Крыса! Долой!
Collapse )

Я памятник себе воздвиг...

Алишер Усманов заявил, что половину своего состояния (а это вовсе не налик в обувных коробках, а акции принадлежащих ему предприятий) завещает жене, пасынку и племянникам (своих детей у него нет).
А половину отдаст своим топ-менеджерам.
Удивляет ли меня такое решение олигарха? Нет. Он много лет создавал свой бизнес – и, естественно, ему хочется, чтобы бизнес процветал и после его смерти. Успешный бизнес – это лучший памятник себе. Если бы компания Генри Форда разорилась после его смерти – его бы уже давно забыли. А помнят именно потому, что «Форд» и сегодня ежегодно выпускает миллионы авто.
Collapse )

Как самолёт оказался на кукурузном поле?

Нам говорят: Авария. Вот только какая авария? Техническая или социальная?

Юлия Латынина любит повторять, что сегодня большинство технических или даже природных катастроф имеют, как правило, социальные корни. И здесь я с нею совершенно согласен.
При этом она ссылается, скажем, на то, что на Гаити землетрясение 2010 года унесло жизни более 220 тысяч человек. А в Японии более страшное землетрясение – всего несколько жизней. Почему? Потому что в Японии дома строят нормально. Не экономят на арматуре и цементе. И дома выдерживают такое землетрясение. А на Гаити они попадали при первых же толчках, завалив камнями и перекрытиями своих жильцов.
Вот и история с севшим на кукурузное поле подмосковного Жуковского самолётом – она из той же оперы. Пишут, что попавшие в движки самолёта чайки и вороны жили на расположенной рядом с аэродромом нелегальной свалке.
Collapse )

В любой системе безопасности есть очень слабые звенья.

Это люди. Сотрудники. Которые знают про систему безопасности всё – и могут злоупотреблять своими знаниями.
Прочитал в «Общей газете» статью про махинации в Сбербанке и вспомнил одну историю. Рассказала мне её девушка, которую перед этим уволили из банка.
Ей захотелось отремонтировать и по новой обставить свою квартиру. Попросила кредит в родном банке – отказали. Тогда она просмотрела картотеку – и нашла клиентку, которая не пользовалась своим счётом много лет. А денег там было вполне достаточно. Хитрая девушка имитировала приход клиентки и снятие денег. «Приход» был чисто виртуальным – лишь по бумагам. Подделав подпись бабульки, девушка пустила её деньги на свои нужды. Считая, что через несколько месяцев она вернёт взятое на счёт – и всё будет шито-крыто.
Но тут вдруг клиентка проснулась и пришла проведать свои деньги. Коллега моей знакомой сообщила бабульке, мол, вы недавно забрали почти все свои сбережения. Бабулька удивилась – и написала заяву. Началось служебное расследование. Моей знакомой предложили вернуть на место сумму и уволиться по собственному желанию. Или пойти под суд. Естественно – она выбрала возврат денег.
Collapse )

Чего хотят Путин и ФСБ?

Аббревиатура ФСБ потихоньку начинает ассоциироваться у россиян не с саоотверженными борцами с подлыми шпионами, а со штабелями, тоннами наличных денег у разных полковников и подполковников.
Со шпионами же нынче откровенный напряг. Видимо потому, что эти шпионы не видят, не находят в России никаких секретов, на узнавание которых имело бы смысл тратить хоть какие-то силы и деньги. Не разрабатывают здесь суперскоростных компьютеров, не производят превосходящих все аналоги процессоров... А раз всё это россияне сами покупают в Китае – то и шпионов гораздо целесообразнее посылать в Китай.
Collapse )

Чего они боятся?

Иногда складывается ощущение, что судьба откладывает для нас какие-то диковинные редкие случаи только для того, чтобы вывалить их потом на нас оптом, кучкой.
Позавчера умер мой знакомый. Он жил один. Однажды брат не смог до него дозвониться – и приехал разбираться. У брата были ключи – но открыть дверь он не смог. Дверь была на задвижке. Пришлось лезть через форточку. Но помочь уже было невозможно. Сердце. Похоже, умер в одну секунду, когда возился на кухне.
Collapse )

Чем пахнет «скунс»?

Сын несколько недель назад был в Иерусалиме и обратил внимание, что в районе подвесного трамвайного моста рядом с центральным автовокзалом стоит очень мерзкий запах. Живущая неподалёку сестра объяснила ему, что это полиция разгоняла демонстрацию ультрарелигиозных, требующих не призывать их в армию. Потому что служба в армии отнимает время от молитв и изучения Торы. Для разгона манифестации власти использовали какое-то специальное синтетическое говно под названием «Скунс». Политые этой гадостью люди будут благоухать много дней. Вся одежда и обувь – просто на выброс. Возможно, у полиции есть нейтрализаторы этой вони, но в магазинах их не продают.
Но хуже всех – жителям близлежащих домов. Именно им приходится неделю-другую наслаждаться потом этим смачным запашком.

Про актуальные языки.


Вчера познакомился с молодым человеком. 28 лет. Знает 12 языков. И все такие актуальные: шумерский, аккадский, хеттский…
Молодой человек просто нарасхват. В ближайшее время едет в Австралию. В каком-то тамошнем музее завалялась коробка заполненных клинописью глиняных табличек. А перевести никто не может. Вот и зовут парня – мол, выручай. Туда зовут, сюда зовут. Парень про эти таблички уже две книги успел написать. Одну по заказу иерусалимского Музея библейских стран, другую издали то ли в Оскфорде, то ли в Кембридже.
В много лет закрытой России большинство жителей знает один язык. В Израиле даже человек, знающий пять-шесть языков, никого не удивляет. Многие из этих полиглотов работают на совершенно беспонтовой и низкооплачиваемой работе. А здесь – мёртвые языки (на которых тысячи лет никто не говорит) – и такая востребованность.

Смерть террориста и судьбы террора.

14 ноября израильские военные ракетой с воздуха уничтожили руководителя военного крыла ХАМАС Ахмеда Джабари.
Естественно, у него были замы и помы – и прекратить террор убийством одного или даже нескольких руководителей разветвлённой многолюдной организации невозможно.
Но, с другой стороны, я прекрасно понимаю и руководителей израильских спецслужб. Внезапная смерть руководителя (даже достаточно посредственного) болезненна и для легальной бизнес-структуры. Боссы (по разным причинам) зачастую не информируют своих замов и компаньонов об очень многих вещах. И порой сложно разобраться, почём реально покупались те или иные товары, сколько было заплачено налом за какие-то услуги и на каких условиях работали с некоторыми партнёрами. А в России есть ещё вопросы крышевания, откатов чиновникам… Зачастую никто, кроме руководителя бизнеса, не знает, сколько, кому, как часто и за что нужно отстёгивать.
В структурах же нелегальных степень информированности замов и помов ещё на порядок ниже. Здесь излишнее любопытство вызывает подозрения и вообще нередко карается смертью. В идеале каждый знает только то, что ему необходимо знать. Это минимизирует ущерб от предателей или внедрённых агентов.
Collapse )