Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Я никогда не делал уроки дома.

Ну, может, только в первом классе.
Потом я приспособился делать их на перемене. Или на уроке. Пока кто-то что-то мямлит около доски – я на своей последней парте спокойно делаю домашнее задание на завтра по какому-то другому предмету. Задание по одному предмету обычно не занимало более 10-15 минут. А часто хватало и 5. Но даже эти минуты отнимать у себя после школы мне казалось глупостью.
Где-то лет в 10-12 у меня был товарищ (мы жили неподалёку, но учились в разных школах), который на предложение погулять каждый раз отвечал, что ему задали столько уроков, так много… Мол, это у нас в школе ничего не задают, а у них … Звоню через пару часов – он ещё делает уроки. Уже стемнело, а он всё сидит над тетрадями. И так каждый день допоздна.
Однажды я пришёл к нему, мол, ты трудись, а я пока посижу в другой комнате – почитаю. У них было собрание сочинений Ильфа и Петрова – так что я его даже не торопил. И вот тогда я увидел, как именно он делает уроки. Он садился, вставал, смотрел в окно, шёл на кухню за бутербродом, возвращался… На мой вопрос, когда же ты начнёшь – всё время отвечал: Вот, сейчас соберусь, вот открою портфель… Прошёл час, прошло два часа, три… Он всё ходил вокруг портфеля. И я, наконец, понял, как именно он делает уроки, и почему они отнимают у него столько времени. Каждый день он по многу часов ходил вокруг да около, тянул кота за хвост, пока вечером не приходила мать и не садилась рядом с ним, чтобы он, наконец, переписал пару предложений или решил пару примеров.
Потом я встречал уйму таких людей. Даже на работе они часами ходили вокруг минутной проблемы, морщили лоб, вздыхали, ходили с кем-то советоваться – и тратили часы просто на то, чтобы в определённой последовательности нажать пару кнопок.

Еда. Но не очень съедобная.

Знакомая учительница жаловалась, как отвратно кормят в их школе. Стандартный обед стоит 175 рублей. Но, исходя из ассортимента и качества приготовления, поставщик хавчика делает на них пять концов.
Салат: недоваренная картошка и несколько горошин. Суп: разваренный до такой степени, что вообще непонятно, из чего он сделан. Второе: разведённый водой картофельный порошок и микроскопический кусочек рыбы. Все порции – просто крошечные. В завершение: жиденький, почти бесцветный компот.
Вместо пюре могут иной раз привезти разваренные в кашу пельмени. Любое блюдо может запросто оказаться пересоленным или вообще несолёным.
Учителя и родители много раз обращались к дирекции с просьбой заменить поставщика. Но начальство упирается, говорит, что другие поставщики не проходят санитарный контроль. Через который почему-то умудряется проскочить только нынешний поставщик откровенно несъедобного дерьма.
То ли коммерсанты договорились с санинспекторами, то ли договорились с дирекцией школы, то ли – с людьми из городского управления образования. А может – и со всеми одновременно. Но в том, что кто-то на этом имеет очень хорошие деньги, никто из учителей даже не сомневается.

Расстрелы по графику.

Мой школьный учитель истории Дмитрий Захарович Романов закончил в 1948-м году МГИМО. С красным дипломом. Это был первый выпуск созданного во время войны института международных отношений. И почему-то после этого он всю жизнь проработал в школе.
Однажды я его спросил об этом. Мол, а почему вы не стали дипломатом? Быть дипломатом, работать по заграницам – в советские времена это было просто сверхкруто. А вместо этого – школа…
И он рассказал мне, что так получилось, что он окончил институт в очень неудачное время. Как раз в этот момент в советском МИДе начались массовые чистки. Искали классово чуждых, космополитов, всяких шпионов и отравителей колодцев. Собственно, отравителем колодцев могли объявить любого. А уж пришить потомственному интеллигенту, у которого в роду не было ни одного батрака или бурлака, классовую чуждость…
Каждый день кого-то арестовывали, кого-то расстреливали. Завалив начальство справками о своём доходяжном здоровье, Дмитрий Захарович с огромным трудом свалил в школу.
Репрессии в СССР носили повсеместный и постоянный характер. Могли арестовать кого угодно и где угодно. Но, параллельно с этим, проводились ударные кампании. Типа, в этом квартале чекисты ищут врагов и изменников в наркомате торговли, в следующем – в Генеральном штабе, а потом все силы бросают на МИД. И попасть под такую раздачу – было реально смертельно опасно.

Мои твиты

Про школьных политруков.

… в российских школах появляются советники по воспитанию. … они будут говорить с детьми о митингах. И я должна сказать, что … учителя, они вообще делятся на две группы. Одни знают свой предмет, и тогда они преподают свой предмет. И дети видят, что они знают, и дети учатся. А те, которые ни хрена не знают, они преподают любовь к Родине. И вот эта вторая часть — они обычно те люди, которые пошли в учителя, потому что учитель — это человек, который может контролировать жизнь достаточно беспомощного человека – подростка или ребенка.
Вот как вертухай может контролировать заключенного, вот так учитель можно контролировать жизнь беспомощного человека. И вот это вторая категория учителей. Это ничтожные люди, которым кем-то хочется управлять, а управлять взрослыми они не могут, не умеют. … Зато они имеют кайф от того, что могут руководить хотя бы кем-то. В данном случае абсолютно беззащитными детьми.

Юлия Латынина
https://echo.msk.ru/programs/code/2785824-echo/

Дети – и карьера.

Часто те, кто не хочет заводить детей или откладывает их на потом, говорят, что дети мешают делать карьеру.
Но я буду говорить о другом случае. Когда дети уже есть.
Для карьеры в большой международной корпорации иногда очень важна готовность человека сорваться и уехать на другой край света. Типа, освободилась хорошая вакансия в Швеции или Мексике. А потом освободилась ещё лучшая вакансия в Германии. А потом предлагают на пару лет сгонять в Южную Корею…
И готовность в такой ситуации сорваться по первому свистку очень даже ускоряет продвижение по служебной лестнице.
Collapse )

Мои твиты

Триумф непрофессионализма.

Мне прислали вот такой текст:
гематолог Павел Воробьев написал на Фейсбуке:
«Министр здравоохранения Италии не имеет даже высшего образования.
Министр здравоохранения Испании закончил философский факультет. Не имеет медицинского образования.
Министр здравоохранения Германии не имеет медицинского образования. По профессии - банкир, имеет степень бакалавра и магистра искусств.
Министр здравоохранения Польши не имеет медицинского образования, он финансист.
Министр здравоохранения Великобритании не имеет медицинского образования.
Министр здравоохранения Норвегии не имеет медицинского образования. Историк и социолог.
Министр здравоохранения Израиля не имеет медицинского образования. В 1978 году поступил в Московский педагогический институт. Через год его отчислили.
Остальных не стал смотреть. И так всё понятно. Особенно понятны меры по борьбе с короной».