Category: лытдыбр

Смоленск – город высоких бордюров.

В Смоленске много всего интересного. Но больше всего он мне запомнился высокими бордюрами. Просто в Москве за последние годы, приспосабливая город для инвалидов-колясочников, на большинстве переходов сделали плавные спуски. В Смоленске, как и вообще в провинции, подобного почти не встречаешь.
А у меня перед поездкой в Смоленск прихватило спину.
В молодости мы получаем травмы, которые заживают на нас, как на собаке. Кажется – о них можно забыть навсегда. Но в старости эти травмы опять напоминаю т о себе. И, чем дальше - тем чаще.
Теперь травма позвоночника тридцатипятилетней давности регулярно отравляет недели и месяцы моей жизни.

Вот такие спуски делают сейчас в Москве на Малой Пироговской.



Collapse )

О сочувствии.

В музеях собирается особая публика. Даже уборщицами там работают иногда такие душевные и образованные тётки-пенсионерки. Уборщиц-алкоголичек, как на вокзалах, я там не видел никогда.
А у меня большие проблемы со спиной. Временами так переклинивает…
В Турции, в Стамбуле пришёл в художественный музей в одном из султанских дворцов. Стал на лавочке перед кассой надевать бахилы. И со своей больной спиной я с таким трудом их надевал… Тётка-кассирша глядела на меня с нескрываемым сочувствием.
Collapse )

Зонтичный магазин.

Снова Вена.
Иногда попадаются магазины, созданные вокруг какой-то достаточно узкой темы. Этот магазин - про дождь. Здесь продают зонты, плащи, накидки, непромокаемые косынки и шляпы. Всё - для дождя.

Мне очень понравился этот зонт. С рисунком в виде перьев птицы.



Collapse )

О борцах за "справедливость".

Был у меня когда-то один знакомый. Который всё время боролся "за народ", "за справедливость". Всё время с кем-то воевал, что-то доказывал.
Помню, последний раз он приезжал в Москву из своего родного Красноярска по поводу веников. Это было ещё в советские времена. Он тогда работал разнорабочим в областной больнице. Это десяток больших корпусов и множество отделений. И однажды им привезли веники. На год, на квартал… Не знаю. Может сто, может двести… И главврач один веник забрал себе домой. А этот товарищ видел, как он его кинул к себе в машину.
Collapse )

Мандарины собственного урожая.

У невестки на крыше растёт в горшочке мандариновое дерево. Высотой сантиметров 30. На нём висят мандаринчики. Размером с некрупную сливу. Попробовал - кислые жутко. Хотя без горечи. Но всё равно прикольно: всё-таки мандарины собственного урожая.

Ему просто нравится кусаться.

Зараза кот регулярно пытается меня укусить. Я сперва было решил, что это ему что-то не понравилось в моём поведении. В данный конкретный момент. И он таким образом протестует. Потом понял, что ему вообще нравится кусаться. Сам процесс. И кусается он вовсе не потому, что недоволен, а потому, что ему просто хочется кого-то укусить. Так сказать, размять зубки. И он не может себе в этом удовольствии отказать.
Ну, и ещё кусается - когда хочет обратить на себя внимание.

Носки в микроволновке.

Тут забирал в Рамат-Ган у среднего сына двух его старших девочек (7 лет и 4 года). С парой ночёвок.
Они живут в Иерусалиме – а мне очень хотелось свозить девочек на море.
Собирались в спешке, без мамы – и не нашли чистых носков. Вечером в Рамат-Гане постирал носки. Но за ночь они не высохли.
Что делать? Сунул носки в микроволновку – и через пять минут они были сухие.
Кстати, идея с микроволновкой мне пришла в голову на ходу. Никогда раньше этим методом не пользовался и с чужим подобным опытом не сталкивался.

Где ты, Джек-освободитель?

Не надо путать с Джеком-потрошителем!
С нетерпением жду, когда же из Москвы в Рамат-Ган вернётся внучкин пёс Джек. Потому что меня страшно достал кот Симба, который постоянно путается под ногами и о которого я спотыкаюсь десятки раз за день. Симбе скучно – и он всё время достаёт меня. Потому что больше доставать некого. Даже ночью лезет спать ко мне. Это при 30 градусах!
Вот вернётся его друг Джек – и они, как и прежде, будут развлекать друг друга. Тогда я спокойно смогу заниматься своими делами. Правда, Джек – он тоже такой приставучий…