Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Из найденного в Инете.

Свои стихи петербуржец Владимир Поляков, известный под ником Bazzlan, называет «полу-пирожками».
В них всего две строки и нет рифм, зато смысла и жизненной мудрости - целый океан!

+++
Ассоль ждала свой алый парус,
а Грэй ходил под голубым
+++
Что правосудие не может,
то медицине по плечу
+++
Всё было в общем-то неплохо,
пока не стали улучшать
+++
Я юбилейную зарубку
недавно сделал на граблях
+++
Хирурга сразу я припомнил –
он у меня купил диплом
+++
– Хотите, я скажу вам правду?
– Спасибо, у меня своя
+++
Я посмотрел на вас и понял,
что у России три беды
+++
Мой парень гей, как оказалось.
Я охренел, когда узнал
+++
– А ничего, что я без стука? – нас спросит сердце как-то раз
+++
Она ругнулась так, что дворник
в блокнотик что-то записал
+++
В роскошных залах Эрмитажа
мат восхищенья не стихал.
+++
Collapse )

Про дома с привидениями.

Дачи в подмосковном писательском Переделкине принадлежат Литфонду и выделяются писателям пожизненно. После смерти одних писателей они переходят другим. И по поводу каждой в Союзе писателей разворачиваются настоящие баталии. Получить халявную дачку мечтают все – при том, что их всего-то несколько десятков.
Люди искусства всегда отличались неустойчивой психикой, тягой к пьянству, бл…у – поэтому во все времена они достаточно часто вешались, топились и стрелялись.
Отсюда, нетрудно представить, как на пьянке в честь заселения новый обитатель водит своих гостей по вожделенному домику и рассказывает его историю: В этой комнате застрелился секретарь правления писательского союза, в этой повесился главный редактор популярного журнала, в этой ванне утонул по пьяни один известный драматург, а на этой веранде регулярно появляется призрак поэтессы, которая бросилась под поезд, когда застала в своей постели мужа с соседкой. Они занимались любовью как раз в той комнате, где перед этим повесился главред…

Шведская семья в русской литературе.

Сначала Маяковский прописался в квартире Бриков на улице Жуковского, затем все трое переехали в загородный дом. Позже Лиля вспоминала: «Только в 1918 году я могла с уверенностью сказать О. М. о нашей любви… Все мы решили никогда не расставаться и прожили жизнь близкими друзьями».
Сформировавшийся «тройственный союз» не был уникальным явлением в русской литературе: подобным же образом сложилась жизнь у Ивана Тургенева и Полины Виардо; Александр Герцен называл участников своей семейной «конфигурации» «четырьмя звёздочками, и как нас ни расположи, всё будем блестеть»; отношения между Николаем Щелгуновым, его женой и поселившемся в их доме поэтом Михаилом Михайловым современники воспринимали как «странный русский роман»; на определённом этапе понятие «странная семья» распространилось на Александра Блока, Любовь Менделееву и Андрея Белого. Наиболее близкой для Бриков и Маяковского моделью стала, по версии Дмитрия Быкова, история отношений Николая Некрасова с Авдотьей Панаевой, внимания которой поэт добивался всеми способами, в том числе угрозой самоубийства, и в итоге сумел сделать её своей единомышленницей, подключившейся к работе в «Современнике».

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%80%D0%B8%D0%BA,_%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D1%8F_%D0%AE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

Кстати, шведской семьёй групповой брак называют только на постсоветском пространстве. Термин появился в 1980-е годы. Больше ни у кого в мире таких ассоциаций шведы не вызывают.

Про Гайдара.

Галина Анатольевна, которой в декабре будет 102 года рассказывала, как перед войной в их библиотеке был вечер Аркадия Гайдара. Её тогда поразило, что он пришёл без всяких бумажных заготовок и не попросил библиотекарей сделать подборку своих книг.
Когда его попросили что-нибудь почитать, он спросил, что именно? А дальше стал рассказывать выбранные ребятами истории. Не читать, а именно рассказывать. У Галины Анатольевны (которая тогда была студенткой библиотечного института) осталось ощущение, что он помнил все свои вещи наизусть. Я же думаю, что содержание он, конечно, помнил, а вот дословного пересказа не было и в помине. Он на ходу формулировал всё заново. Тогда этот экспромт был однозначно слабее выверенного, отработанного, отредактированного текста. Но, какие-то словесные огрехи при этом с лихвой компенсировались авторскими интонациями.
Гайдар – очень неоднозначная фигура в русской литературе и русской истории. Но его книги переиздаются, продаются и покупаются до сих пор.
Здорово, когда те, кто учит нас добру – сами являются образцом добродетели и порядочности. Но, к сожалению, очень часто всё бывает далеко, далеко не так.

Зашёл в книжный магазин.

Что меня поражает в российских книжных – низкий уровень дизайна даже достаточно дорогих альбомов. Книга стоит несколько тысяч, а макет её делал человек, который, в лучшем случае, окончил кулинарный техникум. Художественного образования у него явно нет никакого. В трети изданий одни и те же ошибки: витиеватые нечитаемые заголовки, десять разных шрифтов на одной странице, аляповатые виньеточки-розеточки. Думаю, сегодня издатель вполне может найти нормального художника и верстальщика, если не будет совсем уж на этом экономить, отдавая работу случайным людям. Думаю, есть достаточно много приличных художников, которые с удовольствием сделали бы в месяц ещё одну книгу. И художнику был бы заработок, и издателю было бы не стыдно презентовать издание. А так – ну, просто жуть.
Я люблю ходить по книжным. Даже, когда не знаю языка. С удовольствием заходил в венские, будапештские, хельсинские… магазины. Очень меня поразил большой книжный в Братиславе. Огромный ассортимент изданий на словацком языке (на нём и говорит-то всего 5 миллионов) по самой разной тематике.
Но подобного колхозного уровня допечатной подготовки, как в России, я не видел нигде. Уже никто не экономит на бумаге. Нормальная бумага, нормальная печать, а вот оформление часто ниже плинтуса. Половина издателей не может даже нормально разместить текст на странице. Смотришь и думаешь, неужели они не видят, что номера страниц нужно сделать больше (или, наоборот, меньше), что пробелы между абзацами надо сузить, потому что текст выглядит разорванным и т.д.

Вся власть – поэтам!

В Индии есть такое этно-конфессиональное сообщество – сикхи. Воинственный народ с собственной монотеистической религией, основные постулаты которой изложены в сикхском Священном Писании - «Ади Грантх. Другое название — «Гуру Грантх Сахиб» (букв. «Изначальная книга). Она содержит сочинения сикхских гуру: Нанака, Ангад, Амар Даса, Рам Даса, Арджана, Тегх Бахадура, Гобинд Сингха.
Основателем и первым теоретиком сикхизма был Нанак (1469 — 1539). Гуру баловался стихами – и писал ими даже религиозные положения. Вслед за учителем писать стихи стали и его ближайшие сподвижники. Умение красиво рифмовать стало в этой среде действенным социальным лифтом, способом обратить на себя внимание. И следующий первосвященник дополнял священные тексты собственными стихами, и следующий… Лишь десятый гуру (уже в начале 18 века) счёл книгу законченной – и постановил больше не вносить в неё никаких дополнений и изменений.
Все авторы священной книги, все десять сикхских гуру считаются в Индии великими поэтами. Так ли это на самом деле – я сказать не могу. Для этого надо знать язык, знать индийскую культуру, знать других поэтов того времени – чтобы сравнивать… Я ничего этого не знаю. Возможно, люди преувеличивают их поэтические заслуги из-за их исторической значимости.
В конце концов, если бы Ленин написал «Декрет о мире» стихами – декрет бы тоже сейчас публиковали в поэтических антологиях. Вне зависимости от качества самих стихов.

Кто такой Балда?

Все читали пушкинскую «Сказку о попе и о работнике его Балде». Я как-то всё время считал, что Балда – это прозвище. В пушкинские времена оно так и было. Балдой тогда обзывать большого, но бестолкового парня. В некоторых местностях говорили не Балда, а Болда. Собственно, и деревня Болдино – производное от Болды.
Но за несколько поколений до Пушкина это было не прозвище, а обычное имя. Без всяких негативных намёков. Давали его во всех социальных слоях. Даже боярским детям.
Почему имя исчезло? В петровские времена были запрещены все нецерковные имена. Использоваться стали только те имена, которые есть в святцах. Собственно, на Руси со времён крещения широко использовались и греческие, и еврейские, и римские имена. При условии, что в святцах есть такой святой. Если святого с таким именем нет, по петровскому указу батюшка уже не мог дать это имя ребёнку. Кроме Балды именно тогда исчезли и все другие старославянские, не связанные с христианством, имена.

«Я повлиял на судьбу России как никто другой».

Это о себе любимом сказал Эдичка Лимонов. Денис Балин опубликовал в ЖЖ подборку его высказываний https://denis-balin.livejournal.com/3812808.html
Так сказать, дневниковая запись от 29 августа 2018 года:
«Спрашивают: Чего ты добился?
Спрашивают, отвечаем: 73 книги, несколько тысяч статей, создание партии нацболов, множество политических проектов, я повлиял на судьбу России как никто другой».
Из других литераторов положительно Лимонов высказался только о Прилепине. Потому что Прилепин является его, Лимонова, поклонником. Все остальные просто пигмеи.
Думаю, даже сегодня, через год после его смерти, имя Лимонова что-то говорит лишь 10-15% россиян. В этом плане мне гораздо больше нравится реализм Навального. Который как-то сказал, что 90% народа в России узнаёт всё из телевизора и ни о каком Навальном поэтому ничего не знает.
А Лимонов… Предположу, что о таком писателе 20-го века в 22-м будут знать только профессиональные литературоведы. Что, кстати, тоже очень даже неплохой результат. Ведь большинство нынешних лауреатов и авторов бестселлеров забудут навсегда уже через несколько десятилетий.