Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Вся власть – поэтам!

В Индии есть такое этно-конфессиональное сообщество – сикхи. Воинственный народ с собственной монотеистической религией, основные постулаты которой изложены в сикхском Священном Писании - «Ади Грантх. Другое название — «Гуру Грантх Сахиб» (букв. «Изначальная книга). Она содержит сочинения сикхских гуру: Нанака, Ангад, Амар Даса, Рам Даса, Арджана, Тегх Бахадура, Гобинд Сингха.
Основателем и первым теоретиком сикхизма был Нанак (1469 — 1539). Гуру баловался стихами – и писал ими даже религиозные положения. Вслед за учителем писать стихи стали и его ближайшие сподвижники. Умение красиво рифмовать стало в этой среде действенным социальным лифтом, способом обратить на себя внимание. И следующий первосвященник дополнял священные тексты собственными стихами, и следующий… Лишь десятый гуру (уже в начале 18 века) счёл книгу законченной – и постановил больше не вносить в неё никаких дополнений и изменений.
Все авторы священной книги, все десять сикхских гуру считаются в Индии великими поэтами. Так ли это на самом деле – я сказать не могу. Для этого надо знать язык, знать индийскую культуру, знать других поэтов того времени – чтобы сравнивать… Я ничего этого не знаю. Возможно, люди преувеличивают их поэтические заслуги из-за их исторической значимости.
В конце концов, если бы Ленин написал «Декрет о мире» стихами – декрет бы тоже сейчас публиковали в поэтических антологиях. Вне зависимости от качества самих стихов.

Кто такой Балда?

Все читали пушкинскую «Сказку о попе и о работнике его Балде». Я как-то всё время считал, что Балда – это прозвище. В пушкинские времена оно так и было. Балдой тогда обзывать большого, но бестолкового парня. В некоторых местностях говорили не Балда, а Болда. Собственно, и деревня Болдино – производное от Болды.
Но за несколько поколений до Пушкина это было не прозвище, а обычное имя. Без всяких негативных намёков. Давали его во всех социальных слоях. Даже боярским детям.
Почему имя исчезло? В петровские времена были запрещены все нецерковные имена. Использоваться стали только те имена, которые есть в святцах. Собственно, на Руси со времён крещения широко использовались и греческие, и еврейские, и римские имена. При условии, что в святцах есть такой святой. Если святого с таким именем нет, по петровскому указу батюшка уже не мог дать это имя ребёнку. Кроме Балды именно тогда исчезли и все другие старославянские, не связанные с христианством, имена.

«Я повлиял на судьбу России как никто другой».

Это о себе любимом сказал Эдичка Лимонов. Денис Балин опубликовал в ЖЖ подборку его высказываний https://denis-balin.livejournal.com/3812808.html
Так сказать, дневниковая запись от 29 августа 2018 года:
«Спрашивают: Чего ты добился?
Спрашивают, отвечаем: 73 книги, несколько тысяч статей, создание партии нацболов, множество политических проектов, я повлиял на судьбу России как никто другой».
Из других литераторов положительно Лимонов высказался только о Прилепине. Потому что Прилепин является его, Лимонова, поклонником. Все остальные просто пигмеи.
Думаю, даже сегодня, через год после его смерти, имя Лимонова что-то говорит лишь 10-15% россиян. В этом плане мне гораздо больше нравится реализм Навального. Который как-то сказал, что 90% народа в России узнаёт всё из телевизора и ни о каком Навальном поэтому ничего не знает.
А Лимонов… Предположу, что о таком писателе 20-го века в 22-м будут знать только профессиональные литературоведы. Что, кстати, тоже очень даже неплохой результат. Ведь большинство нынешних лауреатов и авторов бестселлеров забудут навсегда уже через несколько десятилетий.

Про книги.

Со старых времён в у меня в доме хранятся тысячи книг. Они занимают много места. И, если в книги по архитектуре и искусству я ещё иногда заглядываю, то к художественной литературе давно уже не прикасаюсь. Все эти тексты есть в Инете – и, если я хочу что-то вспомнить или процитировать, я уже не лезу на полку и не ищу нужное мне место. Я просто набираю, скажем, «встреча Наташи Ростовой и раненного Болконского» - и поисковик тут же находит нужную страницу.
У меня не возникает мысли избавиться от книг – я к ним привык. Я помню, как та или иная книга появилась в моём доме. Но большинство из них я не открывал много лет.
Мне уже удобнее лезть не в книгу, а в Инет. Там есть поисковик, там есть обширный справочный материал. Я всегда найду портрет и биографию любого исторического героя той же толстовской трилогии, найду значение непонятных мне слов… Да и просто физически читать с экрана легче, чем со старых серых страниц. На компе я могу увеличить размер шрифта, поменять контрастность… Но с бумажными книгами расставаться всё одно не хочется. Привык я к ним. Они – часть моей жизни.
Collapse )

Новые приключения мисс Марпл.

Придумал рассказ, взяв для этого взаймы героиню у британской детективщицы Агаты Кристи.

Мисс Марпл решила отдохнуть: поехала на курорт и поселилась утром в большом отеле. Кроме неё там жило 300 человек. К обеду осталась лишь она одна. Все остальные разъехались, понимая, что, раз появилась мисс Марпл – кого-то из её соседей непременно убьют. Постояльцы соседних отелей давились за билетами на завтра и послезавтра. На сегодняшний поезд билетов уже просто не было.

Отель «За спасибо».

Так ехидно в советские времена называли гостиницу «Октябрьская». Она принадлежала Управлению делами ЦК КПСС и попасть в неё с улицы было невозможно. Это был режимный объект, куда селили иностранные партийные делегации и всякое приехавшее в столицу периферийное партийное начальство.
Естественно, они за своё проживание не платили – платил ЦК КПСС. Отсюда и «За спасибо».
Нынче эта гостиница называется «Президент-отель» и принадлежит она Управлению делами Президента РФ. Сейчас сюда при наличии денег можно заселиться и с улицы. Но, думаю, часть номеров по-прежнему используется Администрацией Президента для заселения своих ребят из регионов. То есть, как и прежде, за спасибо.



Я был в этом отеле один раз. В конце советских времён. Увидал на одной из дверей табличку «Библиотека» - и зашёл. В большом зале по периметру стояли десятки книжных шкафов. Заполненных трудами Ленина, Маркса и Брежнева на многих десятках (или даже сотнях!) языков. В том числе, экзотических, типа, тамильский, амхарский, баскский… Стал смотреть книги – а они все с неразрезанными страницами. То есть за несколько десятилетий я был первым человеком, достающим эту макулатуру из шкафа. А сколько денег было заплачено за подобный никому не нужный мусор переводчикам и типографиям!
Книги печатали большими тиражами, развозили за многие тысячи километров по посольствам - и тамошние сотрудники, думаю, плюясь и матерясь, потихоньку разносили их потом по окрестным помойкам.

О взрывном росте культуры россиян.

Утром включил в машине радио и услышал в новостях, как два петербуржца подрались за место в публичной библиотеке. Видно один сел у окна и сказал другому, что его место – у параши. Но тот у параши сидеть не захотел.
О чём говорит эта история? О чудовищном росте культуры! Раньше дрались из-за тюремной шконки возле тёплой батареи, из-за места в очереди за водярой, из-за трёхлитровой банки самогона… А теперь дерутся за места в библиотеке! Вот такая неистовая тяга к знаниям.
Я даже чуть не заплакал от умиления и восторга.