Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Французский бартер.

Посмотрел французский фильм «Крёстная мама». Занятная криминальная комедия. Очень понравилось, что в ней нет никакой назидательности.
Там не очень законопослушная женщина, у которой и родители, и муж были профессиональными аферистами, работает в полиции. Переводчиком с арабского. Во Франции, которая когда-то владела Алжиром и Тунисом, живёт несколько миллионов арабов. Это свой отдельный, по французским меркам очень криминализованный мир. Местные арабы, естественно, свободно говорят по-французски, но телефонные разговоры часто ведут на арабском. Вот женщина в основном и занимается расшифровкой этих переговоров.
Героиня с детства привыкла не всегда соблюдать законы, в какой-то момент она забивает на них по полной – и даже в конце фильма, после того, как её чуть не убили, она не становится ничуть законопослушней. При этом героиня даже вызывает симпатию.
Обычно в таких фильмах отсидевший три срока герой к концу пересматривает свои жизненные взгляды и становится чуть ли не святее папы римского. Смотрится это так же неубедительно и неправдоподобно, как слоновий хобот, приделанный жирафу.
Collapse )

Зря я не стырил у Славки гравицапу.

Вчера был в Новой Третьяковке на выставке «Кинетическое искусство в России». Значительная часть экспозиции занята там работами замечательного художника Вячеслава Колейчука. К сожалению, он умер в 2018-м году.
Сразу вспомнил, как примерял в его мастерской колокольчик-цак и играл с гравицапой. В титрах фильма «Кин-дза-дза!» Колейчук назван инженером-дизайнером. Он придумывал и мастерил для фильма летающий гадюшник пепелац, транклюкаторы, гравицапу…
Наверное, надо было мне эту гравицапу у Славки стырить. Купил бы на неё себе жёлтые (а то и малиновые!) штаны – и купался бы во всеобщем уважении и почтении. Все говорили бы мне «ку» аж два раза. А эцилоппы не имели бы права бить меня по ночам.
Жизнь приобрела бы смысл и наполнилось высоким содержанием. Как говорил пацак Би: «Если у общества нет цветовой дифференциации штанов, значит, нет цели. А когда нет цели…» значит – и с духовными скрепами херово. А без духовых скреп… сами понимаете…
Только скрипачи нам не нужны!

Для кого снимают киношное мочилово?

Попались интересные заметки по поводу хоббитов, эльфов и гномов…
«С «Хоббитом» происходят чудеса, не только на экране. Во всем мире возрастное ограничение у фильма варьируется от 11 до 14 лет (скан с IMDB прилагается). В США рейтинг - «до 13, в сопровождении родителя». У нас же, поначалу, поставили «до 12 лет». Отпечатали афиши, запустили рекламную кампанию... А потом, ближе к премьере, внезапно выяснилось что возрастной рейтинг уже «для детей, старше шести лет»!! Что это означает? Примерно лишних десять миллионов долларов дополнительных сборов в российском прокате, учитывая новогодние каникулы.

С одной стороны, фильм для детей – смотреть без смеха на пафос и зверскую серьезность чуваков с накладными носами, ушами и ногами весьма сложно. С другой, рейтинг 7+ вызывает недоумение: неприятные рожи орков, отрубленные конечности и Некроманты как-то не мотивируют брать ребенка с собой, может ведь заикой стать. Для кого снимали, непонятно».

https://yusev-alexei.livejournal.com/165934.html

Collapse )

Трофейное кино.

Вернусь ещё раз к ранее поднятой теме о том, как искусство (в данном случае – кинематограф) пересекается (или не пересекается) с реальной жизнью
https://avderin.livejournal.com/1963314.html
«Когда Туровская, Ханютин и Ромм приступали к работе над «Обыкновенным фашизмом», они затеяли сделать монтаж самых кровожадных эпизодов немецкого кино времён Адольфа Гитлера. Каково же было изумление храбрых исследователей, когда таких эпизодов не нашлось вовсе. Пред их взором прошли десятки добрых и смешных комедий, лирических мелодрам, увлекательных исторических фильмов, но ничего, призывающего к резне и насилию. Априорное представление о кинематографе Третьей Империи как о рассаднике человеконенавистничества оказалось ошибкой».
Думаю, Ромм и его коллеги достаточно хорошо знали кинематограф Третьего рейха. Немецкие фильмы после войны крутили во всех кинотеатрах. Моя мать была тогда студенткой красноярского лесотехнического института – и на всю жизнь запомнила фамилии немецких режиссёров и актёров. Но, видимо, Ромму казалось, что в советский прокат выпустили только самые беззубые, безобидные фильмы, а есть ещё другие фильмы: где герои ежеминутно кричат «Хайль Гитлер!» и призывают уничтожать евреев. Оказалось, что таких фильмов просто нет. Уставшие от войны обыватели хотели смотреть что-то спокойное и умиротворяющее – а коммерческое кино просто не может игнорировать зрительских пожеланий.
В 1945-м году Красная армия захватила немецкий аналог советского Госфильмфонда – а, так как из-за финансовых и технических проблем художественных лент в Советском Союзе снимали очень мало, руководство страны, посмотрев немецкие ленты, решило, что их вполне можно выпустить в широкий прокат в СССР. Что и было сделано. Именно немецкие фильмы в течение ряда лет обеспечивали заполняемость кинозалов.
Ну, и у меня возникла естественная мысль: а, если бы немцы в 41-добрались до кладовых Госфильмфонда СССР? Что бы они сделали с советскими фильмами? Боюсь, ни «Чапаева», ни «Трактористов» показывать в берлинских кинотеатрах не стали бы. Возможно, показали бы «Весёлых ребят».
Большинство же фильмов немцы не стали бы показывать по причине их чрезмерной заидеологизированности. Дело даже не в том, что гестапо испугалось бы чуждого идеологического влияния. Просто привыкшего к другому кинематографу человека от подобной концентрации идеологии начинает тошнить. И кинотеатры с подобным репертуаром быстро бы прогорели.

Про жизнь и её отражение в культуре.

Сегодня попался мне пост художника Александра Павленко про советскую культуру. Автор делит её на несколько имеющих между собой очень мало общего периодов. В частности, про советскую постсталинскую культуру он пишет:
«Советская культура не отражала реальность (как это было на Западе). Она была полностью параллельна реальности, и это единственное, в чём её можно упрекнуть. Советская культура была прекрасна. Добра, сентиментальна, душевно открыта. Это была райская культура до грехопадения. В ней не было зла. Не было червоточины до такой степени, что в самый последний период её существования советским элитариям пришлось чуть ли не насильственно принуждать советских художников к изображению ужасных сторон человеческой натуры.
Collapse )

Про одиноких женщин.

В фильме Томми Ли Джонса «Местный» (2014) героиня предлагает своему соседу жениться на ней. Мол, объединим земли, хозяйства, скот. А он отвечает: «Я не могу взять вас в жёны. Потому что вы очень властная и очень прямая».
Не каждому мужику нравится, когда на него топают ножкой и покрикивают. Я сам знал красивых, интересных и очень успешных женщин, которые именно поэтому были одинокими.
Понятно, что такой женщине скучно и обидно жить с бесцветным, никаким мужиком - уж лучше одной. А мужики яркие, талантливые, их уровня, не хотят иметь рядом с собой женщин, привыкших всеми командовать.
В фильме хорошая режиссура, две прекрасные актёрские работы – герои, которых играют Томми Ли Джонс и Хилари Суонк. Лента получила хорошие отзывы критиков. При этом из затраченных на съёмку 16 миллионов долларов в прокате были отбиты только два с хвостиком. Видимо, прокатчиков отпугнуло мрачное содержание.

Был когда-то такой жанр – телеспектакль.

Посмотрел на днях фильм-сказку (1963) Кошеверовой и Шапиро «Каин XVIII». На самом деле, это трудно назвать полноценным художественным фильмом. Потому что это – классический телеспектакль. Всё происходящее снято на замкнутой сценической площадке, в павильоне, в очень условных декорациях.
В 50-70-е годы прошлого века телеспектакль был очень популярным жанром. От просто снятого на плёнку спектакля он отличался одновременной съёмкой несколькими камерами, иногда последующей чистовой озвучкой, монтажом. Порой ещё снимали несколько дублей одной сцены – чтобы потом выбрать самый удачный вариант.
Стал выяснять, почему этот, на самом деле очень интересный, жанр умер – и оказалось, что режиссёры даже в те старые времена вовсе не рвались пускать операторов на свои спектакли. Им казалось, что, если спектакль покажут по телевизору – зал наполовину опустеет. Возможно, такой риск и в самом деле был. Возможно, это им только казалось. Но показывать слабые постановки не рвалось ТВ, а показывать сильные аншлаговые спектакли по телевизору не рвались сами режиссёры этих спектаклей. Хотя, как по мне, покажи по телеку один свой хороший спектакль – и у тебя прибудет людей на тех постановках, где зал до этого был заполнен наполовину.

Амплуа придурков и негодяев.

Из ностальгических воспоминаний посмотрел на днях фильм-сказку (1963) Кошеверовой и Шапиро «Каин XVIII». Я первый раз видел его в 6 лет. У бабушки, по телевизору. Фильм мне тогда очень понравился. За прошедшие годы содержание я почти забыл. Но какое-то смутное приятное воспоминание осталось. Вот и решил пересмотреть.
Короля там играет Эраст Гарин. В советском кинематографе у него было сложившееся амплуа негодяев и придурков. Хотя в театральных спектаклях он играл достаточно разнообразные роли. Гарин был не только актёром, но и режиссёром. Так киношное начальство даже в собственных фильмах не давало ему играть положительных героев. Мол, советский народ привык, что он всегда играет негодяев – и поэтому при таком распределении ролей публика неправильно поймёт фильм и его положительные посылы.

Про космических пиратов.

Как-то, смотрел фильм ещё советских времён. Про белых, красных и просто бандитов. Там белые были плохишами, красные – кибальчишами. А бандиты делали сюжетные перипетии более живописными, сложными и завлекательными. Отметил, что очень хорошо прописаны все диалоги. Да и сюжет был разработан очень даже неплохо.
Потом я узнал, что фильм снимали по книге какого-то известного американского писателя-фантаста. Хотя в титрах американца даже не упомянули. В книге вместо белых и красных были какие-то разнопланетные бандиты, которые охотились за сейфом с сокровищами.
Понимаю, что режиссёру просто понравилась увлекательная книга и очень хотелось снять про это фильм. Но, во-первых, фильм про инопланетян требовал больших затрат на костюмы и декорации. А, во-вторых, на безыдейные фильмы в СССР получить деньги было очень трудно.
И космических пиратов быстренько переделали в белых и красных. Белых и красных мундиров на студийных складах было завались. Снимали всё в каких-то кавказских деревнях, где осталось множество дореволюционных домов.
А потом: все нехорошие поступки в фильме совершали белые, а все хорошие – красные. И космические приключения вполне удачно легли в тему противостояния двух политических течений.
Меня просто очаровал такой остроумный подход режиссёра к проталкиванию понравившегося ему сценария. Это ведь надо додуматься.