Category: архитектура

Нам повезло, что Ленинград мало бомбили с воздуха.

Гуляя по центру Лондону я поначалу удивлялся, что он застроен в основном современными зданиями. Я ожидал увидеть в основном застройку 17-18 веков. Почему не более раннюю – город-то старый? Потому что он почти весь выгорел в 1666 году во время Большого Лондонского пожара. Как Москва выгорела в 1812-м.
Но, заходя в церкви и музеи, я рассматривал стенды с историей строений и видел фотографии повреждений этих зданий в годы Второй мировой. Пострадавших от немецких бомбёжек зданий было очень много – и, естественно, не все эти строения потом восстанавливали.
Сперва Лондон интенсивно бомбили, потом ещё несколько лет, почти до самого конца войны, его обстреливали ракетами Фау-1 и Фау-2. Прицельность этих бомбёжек и обстрелов была очень низкой, но, учитывая количество сброшенной на город взрывчатки, ему досталось основательно.
Collapse )

Рождественские ёлки в доме принца Уильяма.

Кенсингтонский дворец является лондонским домом принца Уильяма, его жены Кэтрин и трёх их детей.
В крыло дворца с их жилыми покоями, естественно, зевак с улицы не пускают, а в парадные помещения, когда в них не проводится каких-то церемоний, можно пройти по билету.
Точно так же королевская семья пускает туристов в Виндзор, а с недавних пор королева открыла двери для публики и в Букингемский дворец. Правда, только летом – когда она сама живёт в своём шотландском поместье.
В Кенсингтонском дворце прожили большую часть своей жизни несколько британских монархов – и их покои стали частью музейной экспозиции. Много места уделено королеве Виктории – которая здесь родилась.
Но, что меня особо заинтересовало – это рождественские ёлки. Нетрудно представить, как вокруг них, когда дворец закрыт для посторонних, бегают правнуки нынешней королевы.



Collapse )

Успенский собор в Смоленске.

Смоленский собор поражает двумя вещами: огромным размером и несуразностью, непропорциональностью. Стоит он на Соборной горе и виден почти со всех концов старого города.



Collapse )

О масштабах эпох и общественной деградации.

В конце сентября я бродил по хорватскому Сплиту. Там есть развалины большого, фрагментарно сохранившегося дворца римского императора Диоклетиана. Начавшего свою карьеру простым солдатом, ставшего императором – и в расцвете своего всевластия от власти отказавшегося. Он назначил преемников и уехал на родину в Далмацию выращивать капусту.
В Средние века построенный на берегу Адриатического моря дворец-замок стал ветшать, разрушаться – местные жители начали разбирать его верхние этажи и строить из добытого таким образом камня себе дома. Строили тут же, притуляя новое к старому, достраивая или разделяя перегородками прежние комнаты. Над нижними этажами дворца вырос целый город, построенный из камня верхних этажей. Многоэтажные жилые дома, торговые склады, лавки, мастерские, церкви, часовни, колокольни… Бродишь по городу, по его улицам и площадям – и, порой, не догадываешься, что всё это построено не на земле, не на скале, а на огромных сводчатых залах старых императорских покоев. Внешние же стены дворца превратились в стены города. Защищая обитателей этой Вороньей слободки от любых врагов.



Collapse )

О сочувствии.

В музеях собирается особая публика. Даже уборщицами там работают иногда такие душевные и образованные тётки-пенсионерки. Уборщиц-алкоголичек, как на вокзалах, я там не видел никогда.
А у меня большие проблемы со спиной. Временами так переклинивает…
В Турции, в Стамбуле пришёл в художественный музей в одном из султанских дворцов. Стал на лавочке перед кассой надевать бахилы. И со своей больной спиной я с таким трудом их надевал… Тётка-кассирша глядела на меня с нескрываемым сочувствием.
Collapse )

В венецианских дворцах часто было темно, как в подвале.

Когда четырёх-пятиэтажные дома стоят в полутора метрах друг от друга (причём, этажи-то бывают пяти-шестиметровые) свет в эти дома проникает очень дозированно. Ну, что-то ещё даёт внутренний двор. Но всё равно на нижних этажах темно. Плюс море повсюду - и от этого пронизывающая сырость. В общем, Венеция - место достаточно специфическое.
Если дом хотя бы одной стороной выходит на канал - то уже легче. Каналы - они обычно шире улиц. Хотя, многие из них больше похожи на глубокие канавы. И это - возможность подогнать к паласу барку с дровами. Иначе приходилось возить их от ближайшей пристани на ручных тележках. Узкие улицы, резкие повороты и куча лестниц затрудняли использование в городе даже гужевого транспорта.



Collapse )

Чтоб я так жил...

Собачья будка. Памятник архитектуры. Скорее всего, начала 19 века.
На территории усадьбы 18 века в Дабровнике обнаружил такую собачью будку. Поддерживаемый двумя полуколоннами портик, две колонны по бокам. Не хватает только фонтана с позолоченными скульптурами.
Думаю, собака, для которой это всё делали, гордилась своим жильём. Оно однозначно воспитывало в ней чувсвтво прекрасного.



Collapse )

Типичная рижская застройка.

Когда люди слышат "Рига", они представляют узкие извилистые средневековые улицы, каменные дома с толстыми стенами и острыми черепичными крышами. Но так выглядит только малая, туристическая, часть города. Рига даже в начале 20 века была одним из самых крупных промышленных центров и морских портов Российской империи. И занимала значительные площади. Город в тот период рос очень быстро. И был он в основном деревянным. В Риге до сих пор сохранились тысячи деревянных домов того периода. Сохранились целые улицы и кварталы деревянной застройки начала прошлого века.
Дома эти приводят в порядок и нередко содержат в очень приличном виде. Их вовсе не торопятся ломать. Как массово это делают в России. Кстати в Хельсинки тоже сохранились большие массивы деревянных домов межвоенного времени. Которые выглядят так, будто их возвели только вчера.



Collapse )

Про московский Кремль.

Почему-то для всего мира именно московский Кремль является символом всего русского.
Но: кремлёвские соборы, колокольня Ивана Великого, Грановитая палата, стены и башни нынешней крепости, другие, несохранившиеся, постройки великокняжеского двора были возведены в 15-16 веках итальянскими мастерами. Аристотель Фиораванти, Марко Фрязин, Пьетро Антонио Солари, Алевиз Фрязин, Бон Фрязин…
Идея шатров над кремлёвскими башнями принадлежит английскому инженеру и архитектору Христофору Галовею (первая половина 17 века). Большой Кремлёвский дворец был сооружён в псевдорусском стиле в середине 19 века по проекту немца Константина Тона.
И даже в советские времена в самом начале 1960-х для сооружения Кремлёвского дворца съездов была собрана группа архитекторов самых разных национальностей. Их собирали вовсе не за национальности – а за профессионализм. Но дворец проектировали: русский Посохин, армянин Мдоянц, румын Стамо, немец Штеллер.



Collapse )