Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Война беспилотников.

Я не военный. И даже в армии никогда не служил. Вопросы войны и мира меня интересуют, как часть исторического процесса. Поэтому я с интересом что-то читаю и смотрю на темы, в том числе, и военной истории. Поэтому я краем глаза, насколько получается, слежу за ходом Карабахской войны.
Ситуация сложилась такая, что мало, что нельзя верить официальным новостям обеих сторон, так ещё и журналисты из третьих стран разделились на два поляризованных лагеря, начав яростно поддерживать одну или другую воюющую сторону.
Мне кажется, главное отличие этой войны, с точки зрения именно военной, заключается в широком, беспрецедентном использовании армией Азербайджана беспилотников.
Collapse )

Сколько народа реально перешло на удалёнку?

Когда в сентябре машин в Москве стало вдруг существенно больше, чем было в августе – меня это не удивило. Начался учебный год, народ вернулся с дач и отпусков. Но, когда такой же скачок произошёл в октябре, после объявления новой вспышки коронавируса – это уже было не очень понятно. Возможно, именно из-за роста пандемии многие, ездившие раньше в метро, теперь, боясь заразы, стали ездить на машине. Лично я, не будь заразы, лучше посидел бы час в метро, чем стоять два часа в пробке.
А потом ещё нарезаешь круги в поисках места для парковки… Собственно, проблема парковки отбивает охоту садиться за руль иногда даже больше, чем пробки. Если встать удаётся только в километре от нужного места, а потом 15 минут идёшь до цели пёхом или ждёшь автобуса – вся прелесть перемещения на машине сразу пропадает.
На прошлой неделе Собянин потребовал от организаций переводить людей на дистанционку. Машин стало немного меньше. Но не скажу, что кардинально. Процентов на 10-15. Видимо, реально на дистанционку ушло меньше народа, чем требовали. Хотя в отчётах всё будет, как надо.
P.S. Мне есть, с чем сравнивать. Потому, что в апреле, во время режима самоизоляции, ездить по городу было - одно удовольствие. В любое время дня по любым улицам можно было проехать, останавливаясь только на светофорах.

Сторонам приходится печься о своей репутации.

У всех войн есть один очень важный статистический показатель. Который редко проходит отдельной строкой, однако, всё одно влияет на репутацию участников конфликта. Это соотношение погибших: военных и гражданских. В войнах 20 века, в связи с появлением стратегической авиации и массовым применением дальнобойной артиллерии оно было обычно выше, чем в прежние времена.
Сейчас идёт война в Карабахе. При том, что солдаты с обеих сторон гибнут сотнями, гражданских погибших всё же во много раз меньше. Хотя стороны ведут обстрелы тылов, пытаясь разрушить инфраструктуру противника. Вывести из строя электростанции, котельные, аэродромы… Видимо, спасает достаточно большая точность современных огневых систем.
Пока можно сказать, что обе стороны не рвутся убивать гражданских. На гуманизм вояк (да и политиков) я как-то не уповаю, видно, есть достаточно жёсткие приказы сверху. Стороны пекутся о своей репутации. И Армения и Азербайджан очень зависят от внешней поддержки (в том числе – дипломатической).
В том, что азербайджанцы планируют в случае победы этнические чистки, не сомневается никто. Но для этого надо сперва победить. А воевать, лишившись, скажем, поставок израильских беспилотников, будет намного труднее. Терроризирование мирных обывателей просто заставит Израиль прекратить поставки. Для Израиля тоже важна его репутация.
Вот такой парадокс. Одна страна продаёт другой оружие, надеясь, что оно той не понадобится. Потому что, если понадобится, встанет вопрос о выборе: то ли нарушить соглашение и подорвать свой оружейный бизнес, то ли навлечь на себя гнев множества стран и людей.
Collapse )

Здесь будет город заложён…

Сказал Пётр Первый, ткнув перстом в простирающееся перед ним болото.
Обычно города вырастают из деревень. Деревни вырастают из хуторов.
Кто-то поставил дом в удобном или просто свободном месте. Рядом пристроился ещё один, ещё, ещё…
Но иногда города создаются, воздвигаются на пустом месте чьей-то директивой. Как Петербург. Или, как Переславль-Залесский.


Collapse )

В Азербайджане кризис власти?

Азербайджан развязал очередную Карабахскую войну. По ходу дела там обе стороны врут, как две сивые кобылы. Но в том, что войну развязал именно Азербайджан, у меня нет даже тени сомнения. Армянам она как-то совершенно не нужна. Расширяться до Баку они не собираются. Их вполне устраивает нынешняя ситуация.
Азербайджанское руководство начало войну… Первый вопрос: А зачем? Шансов отобрать Карабах у Алиева нет. Для карабахских армян это не вопрос смены правительства и флага, типа, пришли белые – живём под белыми, пришли красные – слушаемся комиссаров, пришли зелёные – благодарим бога, что не голубые…
Если в Карабах придут азербайджанские военные – всех армян тут же вырежут или выгонят из сёл, где много веков жили их предки. Поэтому армяне будут стоять насмерть.
В Азербайджане втрое больше населения, чем в Армении, благодаря нефти во много раз больше бюджет и во много раз больше военные расходы. Армянам придётся туго, но им отступать некуда – за спиной дома с бабами, детьми и стариками.
Я и армянскую сторону не хочу здесь идеализировать – во время первой войны из Карабаха вынуждены были бежать десятки тысяч азербайджанцев. Которые составляли там где-то пятую часть населения. Эти азербайджанцы заняли в Баку квартиры бежавших во время Сумгаитского погрома армян. Думаю, большинство из этих новых бакинцев даже не захочет возвращаться в Карабах, к кирке и мотыге. Это всё равно, что с трудом зацепившемуся в Москве провинциалу предложить вернуться в его деревню с полным бездорожьем и сортиром на огороде.
Но всё-таки любопытно: зачем Алиев затеял эту войну? Если никакого навара, никакой пользы для страны и народа с неё однозначно не будет. Возможно, удастся отжать у армян несколько сёл – которые так и останутся стоять на линии огня пустыми и разрушенными. Хотя это и будет воспеваться, как грандиозная победа над врагом.
Collapse )

Водители в России стали адекватнее и терпимее.

В России всегда было принято говорить, что, вот, раньше люди были лучше, добрее…
Первый вопрос: А кто тогда в годы Большого террора написал миллионы доносов?
Но, если не быть голословным, конкретно на дороге народ сегодня ведёт себя гораздо адекватнее, чем 20-30-40 лет назад. Я за рулём всё-таки сорок с лишним лет.
В советские времена, когда машин было в десять раз меньше, перестраиваться в потоке было несоизмеримо труднее. Вот, подъезжаю к перекрёстку и понимаю, что мне вообще-то надо встать в другой ряд. Включаю поворотник, пытаюсь втиснуться – хренушки: все прижимаются друг к другу, чтобы меня не пустить. Как будто это очередь за хлебом в блокадном Ленинграде. Как будто вопрос стоит не о проезде перекрёстка на пару секунд позднее, а о жизни и смерти.
Сейчас даже на приоритетной улице машины останавливаются, чтобы пропустить поток с второстепенного проезда. При том, что и там и там стоит полукилометровый хвост. Люди, наконец, поняли, что завтра они сами могут ехать по какой-нибудь второстепенной улице. И тогда другие люди дадут им пересечь главную. Хотя по правилам они этого делать вовсе не обязаны. Но, до людей дошло, что правила – одно, а жизнь – это другое. И надо иногда залезать в чужую шкуру.

Про американских фашистов 30-х годов.

Основная часть населения США – это европейские эмигранты и их потомки. В том числе, всегда было много немцев. В 1933-м году к власти в Германии пришёл Гитлер. И стал всем показывать «кузькину мать». Американские немцы по этому поводу тоже массово возбудились. Им тоже захотелось быть самыми крутыми, всех пинать и обо всех вытирать ноги. Это же так здорово – когда тебя все боятся!
Многие начали шить себе коричневую форму, ходить в нарукавных повязках со свастикой и призывать громить негров и евреев.
А к этому времени в Америке уже сложились мощные мафиозные кланы. Среди которых самыми влиятельными были итальянцы, ирландцы и евреи.
Еврейским, да и многих другим бизнесменам, совершенно не нравилось распространение влияния Гитлера на Америку. И еврейские бизнесмены договорились с американскими политиками, что власти не будут им мешать разбираться с немецкими фашистами. Так сказать, проверенными народными методами.
Потом бизнесмены пошли к своим бандитам и объяснили, что власти обещали закрывать глаза на то, что кто-то будет бить людей со свастиками. Главное – не должно быть трупов. А руки-ноги можно ломать не стесняясь.
Collapse )

Впечатляет.

В советские времена нам постоянно рассказывали о новых разработках отечественных учёных. Якобы, они и то придумали, и то разработали… Во всех этих рассказах раздражало одно: все эти новинки мы видели только на выставках и в телевизоре. Реальная наша жизнь, на самом деле, менялась медленно и незначительно.
Российские руководители и сегодня любят кормить всех завтраками. Мол, в РФ завтра запустят это, это и это – и страна оставит весь мир далеко позади себя. А завтра нам рассказывают эту же сказку ещё раз, потом ещё раз – и так до бесконечности.
Но, сегодня вокруг вышедшей из глухой совковой самоизоляции России крутится большой мир. И он меняется каждый день. Каждый день люди в нём (даже не дожидаясь соответствующих указаний и подсказок своих президентов) создают что-то новое. И, меня поражает даже не то, что что-то удивительное, шокирующе-неожиданное сумели разработать и построить – в одном опытном экземпляре создать можно очень многое. А то, что такое неожиданное и изощрённое новшество сумели сделать общедоступным и обычным.
На днях зашёл в «Декатлон». Набрал там несколько разных футболок и тренировочные штаны. Сунул всё в полиэтиленовую сумку – и пошёл на кассу. Девушка на долю секунды приложила мою сумку к какой-то панели и назвала цену. Я от удивления даже переспросил, мол, а штих-коды сканировать не будете?
- Зачем? Всё уже отсканировано.
Я приложил к терминалу карту – и получил чек, где были перечислены мои покупки и их стоимость.
Collapse )

О суетливости.

Моя знакомая попала в аварию. В двух шагах от дома. Сидела с ребёнком на заднем сиденье такси. На подъезде к перекрёстку водитель увидел другую машину. Едущую по поперечной улице. Чтобы не терять драгоценных мгновений и проскочить перекрёсток первым, он, учитывая скорость, с которой шёл в тот момент его визави, вдавил газ в пол. Но тот, одновременно с ним из тех же соображений сделал то же самое. Всё произошло так быстро, что времени что-то изменить у них уже не было. Две машины встретились прямо посредине перекрёстка. В другой машине тоже были пассажиры.
Две разбитых машины, куча ушибов и сотрясений – и всё из-за дурацкого желания сэкономить секунду. Или половину секунды…
Естественно, того, кто ехал по главной дороге, скорее всего, признают правым. Другого – виноватым. Но для меня они оба – идиоты. Если я вижу мчащуюся мне наперерез машину – я не испытываю болезненного желания быть правым. Я хочу быть целым. И, даже если я еду по главной дороге – я лучше приторможу.