avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

О вандализме.

Когда людей спрашивают, где они хотели бы жить, а где – не хотели, речь заходит: о преступности, об уровне зарплат, о качестве медицины…
Лично для меня существует ещё один очень важный интегральный показатель, который, с одной стороны, в той или иной мере отражает качество всех сторон жизни, а с другой стороны, при этом очень сильно на это качество влияет. Речь идёт об уровне вандализма в данном сообществе.
Наверное, кучку говна в лифте, изрезанные автобусные сиденья и разбитые подъездные светильники можно встретить где угодно. Но в одних местах всё это встречается в десятки, а то и сотни раз чаще, чем в других.
Чисто математически можно ещё понять, когда люди пытаются угнать машину – чтобы на ней покататься, чтобы продать. Но когда у машины расцарапывают гвоздём капот или протыкают шины… Что получает с этого царапающий и протыкающий? Моральное удовлетворение! Его мучает мысль, что мир к нему несправедлив. Он страдает. И ему не хочется страдать в одиночку.

Когда я читаю в газете про снайпера, за 100 000 долларов завалившего олигарха, я понимаю, что мне такое не грозит. Никто не будет платить за меня стольник, и никто не будет задарма тратить на меня дефицитные боеприпасы. А вот изрезать оббитую дверь или выломать спицы в оставленном на улице велосипеде могут в любой момент. При том, что делают это люди, не имеющие обо мне никакого представления.
Когда четверть века назад я впервые попал в Западную Европу, меня удивили раздельные контейнеры для мусора – это предполагало, что люди сами сортируют домашние отходы. Никто им за это не платил – и никто не штрафовал за несоблюдение. Но подавляющее большинство следовало этим правилам. Ещё больше удивило, как люди относятся к ненужным им вещам. Около мусорки запросто можно было увидеть телевизор – сверху на нём лежали инструкции, запасные предохранители, кабеля, вплоть до написанных от руки пояснительных записок. Люди подходили, смотрели… Кому надо – забирал. В России выставленный подобным образом старый рабочий телек пацаны через пять минут расхерачили бы кирпичами. И полдвора неделю было бы усыпано битым стеклом от кинескопа.
Точно так же в Европе выставляют во двор старые микроволновки, духовки, стиральные машины. С запчастями, какими-то лоточками, шампурами… Никто это не растаскивает, не разбрасывает и не ломает. В сытом обществе меньше зависти и злобы, чем в обществе, где многого на всех не хватает.

А эта злоба иногда приобретает совсем уж патологические формы. Как-то выходил я в Москве из трамвая. Когда двери открылись, нам навстречу ломанулся дедок лет 70. Естественно, толпа выходящих без церемоний отжала его в сторону. А парнишка лет 25-ти пожурил, мол, дед, ты бы хоть под ногами не путался. Дед толкнул парня в бок и вдруг побежал к метро. Через 5 секунд он уже скрылся из вида. Даже сам парень не сообразил, что произошло. Секунд через 15, мы уже спускались в переход, он стал трогать бок – рука у него была в крови, а куртка и джемпер оказались прорезаны ножом. То есть дедок постоянно держал под рукой нож и готов был им пырнуть всякого, кто скажет хоть слово против. Подвернулся этот парень.
Вы думаете, это совсем уж уникальный случай. Как-то в метро один дед при мне хвастался другому, что он делает себе палку-стилет. А то молодёжь распустилась. Так он теперь не будет никому давать спуску.
Мало того, что по нашим улицам бродят толпы обдолбанных невменяемых подростков, так ещё по ним ходят не менее опасные выжившие из ума злобные маразматы.

Я сейчас живу в Иерусалиме. По западноевропейским меркам это очень грязный город. И евреи, и арабы порядочные грязнули. Хотя есть и вылизанные районы. Но есть в этом городе своя прелесть. Есть, за что его любить. Здесь тоже что-то пачкают, что-то ломают… В Восточном (арабском) Иерусалиме намного больше и чаще, чем в Западном (еврейском)… И всё-таки, по сравнению с Россией, подобных случаев во много раз меньше. Стоят прямо на улице счётчики – никто не стучит по ним монтировкой. Стоят машины с приоткрытыми (для проветривания) окнами – никто не бросает туда горящие окурки. В каждой семье по несколько детей, однако, в подъездах – чистые стены. Прямо на улице над головой висят гранаты, инжир, маслины… Никто не срывает. В Москве есть растущие во дворах яблони – их все обдирают зелёными. Пацаны просто кидаются этими яблоками.
В Израиле на улицах и в транспорте нет пьяных. Женщины могут среди ночи пойти гулять в пустынный парк. При том, что на улицах куча людей с автоматами и пистолетами – уровень насилия здесь достаточно низкий.

Хотя, бывают ситуации, где я поставил бы москвичей в пример местным. Запустили недавно трамвай. Здесь бегают сименсовские многосекционные составы. На остановке эта колбаса открывает разом чуть ли не десяток дверей. И две толпы, изнутри и снаружи, стенка на стенку, бросаются друг на друга. У россиян хватает ума понять, что, сперва надо выпустить тех, кто выходит. А у израильтян, видимо, подобное недопонимание связано с тем, что в автобусы здесь все заходят только через переднюю дверь – потому что все водители заодно занимаются ещё и билетами. А через все остальные двери только выходят. В трамвае же этот порядок оказался нарушен. Ну, ничего, думаю, через годик народ всё-таки научится пользоваться трамваем. А может, и сами трамвайщики не поленятся донести подобные секреты до пассажиров по громкой связи. Народ здесь вполне доброжелательный и покладистый. С ним можно договориться.
Tags: Израиль, Общество, Россия, Социум
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments