avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Ирка, Ирка...

С приятелем французом ходили в конце 1990-х по Парижу. В Париже всякой твари по паре, откуда только туда ни приезжают. Поэтому на тамошних рынках много лавочек и магазинчиков, торгующих какими-то специфическими индийскими, перуанскими, вьетнамскими и т.д. продуктами, плодами, пряностями… Я по наивности тормошу Жан-Мишеля, мол, а это что такое, а это как едят… Он пожимает плечами, мол, не знаю – я каждый день покупаю в супермаркетах йогурты, сыры, крекеры и салаты, а то, что они здесь продают – никогда и не разглядывал.
Зато с соотечественницей Иркой мы затаривались этим всем с огромным удовольствием. Кусочек этого, корешочек этого, два зёрнышка того… Потом большая часть содержимого этих корзин шла у нас в мусорное ведро. Многие вкусы были слишком неожиданными и непривычными, другие плоды мы не умели готовить. Но главное, что нас объединяло – любопытство, просто желание всё попробовать.
Ирка была книгочеем, любила литературу, много читала. Живя в одно время, в одной стране, мы часто читали одни и те же книги. Но, даже из общего источника разные люди умудряются черпать совершенно разные идеи, настроения, знания… И один человек часто проникается тем, на что другой вообще не обращает внимания.
Ирка была ходячей литературно-гастрономической энциклопедией. Увидав в магазине какой-то сыр или название блюда в ресторанном меню, она оживлялась: «Смотри, в «Трёх мушкетёрах» Портос (Атос, Арамис…) заказывал в таверне такое же жаркое» или «этот сыр подают гостям в пьесе Чехова (Толстого, Булгакова…)… ». «Неужели ты этого не помнишь?» – недоумевала она, видя моё удивление.
На Лазурном берегу, по дороге в Монако, всем показывают обрыв, с которого упала вниз на машине принцесса Грейс Келли. На романтичную Ирку эта история произвела огромное впечатление и она сказала: Я не могу представить себя старой. Мне кажется, я вот так же умру молодой, внезапно, на бегу – и буду лежать в гробу молодой и красивой.
Так оно и случилось. Через несколько месяцев по дороге в Ницу она разбилась на своём Фольсквагене под Минском. И в гробу лежала - как будто спала. В морге ей зашили рассечённую в той аварии бровь. И эта стянутая нитью, приподнятая бровь придавало её лицу удивлённое, и от  этого необыкновенно живое, выражение.

Tags: Личное, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments