avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Categories:

О Кибальчишах и Плохишах

Иезуит Антонио Эскобар полагал, что "порочность средств исправляется чистотой цели"…

Если есть Плохиши и кто-то с ними борется – то принято считать, что это Кибальчиши. Но в реальной истории гораздо чаще с Плохишами борются другие, зачастую ещё более худшие, плохиши. Потом победившие плохиши обычно остаются в истории плохишами, а проигравшие и замученные последними – перелицовываются в Кибальчишей. В глазах народа и его представителей-историков с отрицательными героями могут бороться только положительные.

Смотрю материалы по украинской истории. Которая не сильно отличается от любой другой. 30-40-е годы прошлого, двадцатого, века. Западная Украина – Галиция, Волынь…

ОУНовцы борются с польским государством. Лично у меня ни одна из сторон в этой борьбе симпатии не вызывает. ОУНовцы борются между собой – ну, мельниковцы умеренней бандеровцев. Но тоже фашисты. На Западную Украину приходят отмороженные на всю голову Советы. С НКВД, пытками, расстрелами, конфискациями, выселениями… В общем, напасть, сопоставимая по своим последствиям с эпидемией чумы в Средневековье.

Потом приходят немцы – с карательными командами, реквизициями, ставкой на разжигание национальной розни… И начинается вакханалия. Все воюют против всех. Немцы против русских, поляки против украинцев, украинцы друг с другом… Красные воюют с белыми, западные с восточными, ОУН(Б) с ОУН(М). За эту войну многие успевают не один раз переменить свою политическую ориентацию. Никто никому не верит. Все всех боятся. Никаких Женевских конвенций никто не соблюдает. Все: белые, красные, немцы, украинцы, поляки, русские… ведут себя, как самые настоящие фашисты. Из зондеркоманды. Хуже всех – евреям. Их убивают абсолютно все.

Потом возвращается Советская власть. Переодетые в советскую форму бандеровцы жгут украинские деревни и убивают своих соотечественников – чтобы настроить людей против Советов. В это время соседнюю деревню жгут энкаведешники в форме с трезубцами – чтобы свалить всё на бандеровцев. Ох, не хотел бы я быть там и в то время. Море плохишей – и никаких кибальчишей. То есть, во все времена есть индивидуумы, которые ведут себя достойно. Но политических движений, заслуживающих доброго слова, я там не вижу. Зато для всяких подонков – просто замечательная возможность выдвинуться, проявить себя в полную мощь.

И когда Ющенко пытался выудить из этого моря дерьма каких-то типов для канонизации в качестве героев… У украинского народа есть герои: чем не герой философ Григорий Сковорода или агроном Семеренко – какое замечательное яблоко вывел. Но хочется же героев с автоматами – а эти все смердят. У них у всех руки по локоть в крови, какие бы красивые слова они ни говорили, расстреливая баб, стариков и младенцев.

В этом море плохишей у кибальчишей был шанс выжить – только притаившись и спрятавшись поглубже.

На самом деле, эпоха выдвинула ряд по-настоящему значительных и очень трагических фигур. Польский граф Андрей Шептицкий стал признанным духовным вождём в борьбе украинского народа против национального угнетения со стороны польского же государства. Поляк много лет возглавлял украинскую греко-католическую церковь. А его родной брат, насколько я помню, был в это время польским генерал-губернатором Галиции. И один брат несколько лет держал другого под домашним арестом.

Советская (теперь российская) печать попрекает Галицкого митрополита в его дружбе с немецкими генералами. Мол, они к нему обедать ходили. Но митрополит изначально был офицером австро-венгерской армии – он с этими генералами в одних академиях учился, на учениях с их отцами шампанское пил… Зато генералы закрывали глаза на то, что в подвалах и на чердаке митрополичьих покоев прятали евреев – были спасены тысячи людей. Митрополит в молебнах произносил здравницы Гитлеру и тут же писал ему протестные письма против истребления цыган и евреев. Немцы его не трогали – себе дороже. Пришли Советы – тоже не решились. После его кончины в   1944 году Советское правительство опубликовало официальные соболезнования. Конечно, митрополиту приходилось идти на компромиссы и с немцами, и с Советами, и с местными экстремистами, и с собственной совестью. Думаю, он был достаточно трезвым человеком, чтобы понимать последний момент. Это один из самых тяжёлых моментов, когда совершенно не злой человек сознательно принимает участие в злых делах – понимая, что они злые. Но, надеясь, что с его участием они будут менее кровавыми – чем без него. Так оно или не так – зачастую никто сказать не может.

Да, без него в этой деревне убили бы гораздо больше народу. Но, с другой стороны, он своим участием (или просто присутствием) в резне  как бы сделал её для многих доверяющих ему людей благим делом. Ведь они думают, если такой  святой человек в этом участвовал – значит, это богоугодное дело. Происходит смещение ценностей – и в дурные дела вовлекаются новые люди, которые могли бы в них и не участвовать. Так что компромиссы со злом – дело опасное. Без них не прожить, но вот где остановиться…

Tags: Западная Украина, История, Национальная идея, Политика, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments