?

Log in

No account? Create an account

avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Flag Next Entry
Старый добрый... розыгрыш
avderin

Знакомый скрипач лет 10 назад работал в оркестре Московского театра оперетты. Оперетта – жанр, не располагающий к серьёзности. В этой обстановке сами актёры тоже легко заражаются легкомыслием своих героев. 

Работая в таком месте, даже во время спектакля надо держать ухо востро – не то легко можно стать жертвой розыгрыша со стороны своих же коллег.

Вот играют какую-то классическую оперетту, где по ходу действия герой (то ли князь, то ли маркиз, то ли виконт) должен снять фрак и надеть лежащий в кресле халат. При этом чуть ли не весь театр, за исключением этого то ли князя, то ли виконта, знает, что надеть халат он не сможет. Рукава халата завязаны за спиной на несколько мощных узлов – как у смирительной рубахи. Все ждут. Партнёры по сцене ждут. Весь оркестр ждёт. Всем интересно – что же он будет делать?


Вот наш герой непринуждённо сбрасывает на руки дворецкому фрак и пытается надеть халат. Халат не надевается. Тогда он, не сгоняя с лица улыбку, пытается легко и непринуждённо его развязать. Разбежался… Завязали-то на совесть. Один стоял на одном рукаве, а другой со всей дури тянул другой. Тогда герой, отставив руку, бегло осматривает халат и с таким убедительно правдоподобным недоумением обращается к дворецкому: Джон, а ты, случаем, не знаешь, какая сука и зачем завязала рукава моего халата?

Пытаясь подавить приступ смеха, Джон начинает громко всхлипывать. Оркестр, играющий какую-то фоновую мелодию, фальшивит и пробуксовывает. Сперва захлёбываются духовые, потом не могут играть уже и смычковые. Несколько секунд играют, кто в лес, кто по дрова – потом наступает тишина. Музыканты молча трясутся от смеха.

Первыми в голос начинаю смеяться актёры, потом к ним присоединяется оркестр, наконец, как до жирафа (на пятые сутки) ситуация доходит и до зрителей. Смеются уже все.

Через пару минут труппа пытается играть дальше. Но, когда очередь доходит до одного из исполнителей – тот начинает смеяться. Говорить актёр не может.  Возвращаются назад и по второму заходу пытаются вновь запустить спектакль. Теперь всё срывается из-за трубача. Пианист ещё может играть, смеясь, но трубач… Наконец, с третьего или четвёртого раза остановившийся паровоз представления удаётся стронуть с места. У всех прекрасное  настроение, все в ударе – публика в экстазе.  После окончания спектакля зрители долго аплодируют актёрам, не желая отпускать их со сцены.




  • 1
Ужели так бывает?)))

классная история! :)))

  • 1