?

Log in

No account? Create an account

avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Flag Next Entry
Где можно найти «Капитал» Маркса на финикийском языке?
avderin


Разбирал тут под руководством Фимы Долгопольского библиотеку его отца, покойного профессора Аарона Долгопольского – известного лингвиста, одного из крупнейших специалистов в  области сравнительного языкознания.
Удивился, сколько же в мире выходило и выходит книг по давно умершим языкам. То, что они вообще выходят, меня не удивляет. Потому что, пусть даже на этих языках никто не говорит, но сохранилось множество текстов. И их количество только растёт – археологи постоянно находят что-то новое.
Ещё подумал, сколько же языков нужно было знать, чтобы хоть как-то ориентироваться в этом языковом пространстве. Как я понял – и сам Долгопольский не знал точно, сколько языков он знает. Потому что речь шла не только о  нынешних языках, но и о тех, что на протяжении веков и тысячелетий изменились настолько, что уже и трудно определить, из чего они родились и как дошли до своего конечного состояния. Языки имели зачастую очень отличные друг от друга региональные диалекты, один язык, развиваясь, мог запросто распасться на два или три самостоятельных. Так древнерусский превратился в русский, украинский и белорусский. В общем, много всяких заморочек. Иногда даже трудно сказать, где и когда начинается один язык и заканчивается другой.

В своей жизни я только один раз видел настолько разно и многоязыкую библиотеку. В Москве, в гостинице «Октябрьская». Это была гостиница ЦК КПСС – и селили в ней разные партийные делегации. В народе её называли ещё «За спасибо». Потому что попасть туда было трудно – для этого нужен был официальный статус. Но, зато, за проживание в этом отеле не брали денег.
Там была большая библиотека. Представляете – в отеле! Потом я видел подобную в Иерусалиме, в гостинице для паломников. С религиозной литературой. А в московском отеле книжные шкафы заполняли труды классиков марксизма-ленинизма, материалы партийных съездов, всяких конференций и, главное, банкетные речи Леонида Ильича Брежнева – оказалось, цековский Политиздат печатал их едва ли не на сотне языков.
Косноязыкий генсек продвигал вперёд теорию научного коммунизма именно с помощью речей на бесконечных банкетах: в честь приезда Индиры Ганди, отъезда императора Бокассы, юбилея Шевченко, сколькитолетия Куликовской битвы, трёхлетия пятилетия девятой конференции кролиководов Чукотки...
Шамкая вставной челюстью, наш любимый вождь, спотыкаясь и путаясь, читал по бумажке написанный помощниками текст. А потом толпа специалистов из академических институтов переводила этот бред на кучу языков (даже тех, о существовании которых большинство моих читателей не подозревает): вьетнамский, латгальский, саамский, ретророманский… Политиздат оперативно всё печатал, а МИД рассылал в советские посольства по всему миру. Что делали с этой макулатурой в посольствах? Думаю, не заморачиваясь, тут же отправляли в мусорный контейнер.
И вот, в гостинице, где жили иностранные партийно-правительственные делегации, их старались обеспечить не только русской водкой и чёрной икрой, но и полновесной духовной пищей. На их родном языке. Чтобы перед началом рабочего дня они всегда могли спросить совета, поискать ответа у бессмертных творцов «Капитала» и «Анти-Дюринга». Хотя, перебрав из любопытства два или три десятка книг на непонятных языках, я везде почему-то сталкивался с нерасклеенными страницами.
Сколько же изводилось деревьев на эти книги, сколько умных людей впустую тратило на них своё время и знания… Хотя, с другой стороны, думаю, именно эти, хорошо оплачиваемые, заказы позволяли многим переводчикам сводить концы с концами.
Теперь я листаю книги из собрания Аарона Долгопольского. И каких же языков здесь нет… Забытый на более чем тысячу лет финикийский и не используемый более полутора тысяч лет фригийский. А о хеттском никто ничего не мог сказать почти три тысячелетия. Впервые надписи на нём удалось расшифровать в начале 20 века.
Думаю, почему же советских ассирологов и египтологов не приглашали для популяризации наследия Ленина, Сталина и их преемников? Мне кажется, просто не догадались. Представляете – «Манифест коммунистической партии», напечатанный вавилонской клинописью. Или стенограмма 25 съезда КПСС, записанная древнеегипетскими иероглифами. Ведь реально круто!
Уверен, студенты Гарварда и Кембриджа, не жалея времени, работали бы над такими первоисточниками, сверяя эти тексты с английскими переводами. В любом деле надо проявлять фантазию. В том числе – и в  идеологическом противостоянии.
А звуковые книги… Например, речь генсека на совещании передовых доярок с параллельной озвучкой на шумерском языке.
Одна незадача. К настоящему времени учёные подготовили многотомные словари, грамматические справочники, написали хрестоматии по таким давно забытым древним языкам … Но, вот как они при этом звучали – авторы этих словарей имеют самое отдалённое и смутное предположение. Письменных источников сохранилось много, а фонограмм – ни одной.
Подумал, ну, так тем более (!) – озвучка материалов всяких партконференций на арамейском или аккадском языке однозначно могла способствовать усиленному финансированию и ускоренному развитию советской лингвистики. И сделала бы её самой, самой передовой в мире.
Остаётся только сожалеть, что эта идея не пришла мне лет сорок назад.



  • 1
Практика, практика и ещё раз практика языка. И госзаказ и перевод на язык. Потому как перевод с языка не даёт достаточного уровня практики.
Не худлит же на подобное великое множество языков переводить.

  • 1