avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Современная армия – фронт и тыл.


Помню, в мемуарах немецкого солдата встретил интересную главку. Автор описывал, как во время Второй мировой ехал на Восточный фронт. Из Берлина, с побывки. На берлинском вокзале поезд до отказа загрузился людьми в форме. Часть из них сошла в Польше. Потом начались оккупированные территории СССР. Поезд останавливался каждые несколько часов – люди выходили, выходили. И почти не входили, новых пассажиров было – по пальцам перечесть. По мере приближения к линии фронта вагоны стремительно пустели. А на последней станции из многовагонного состава вышло всего несколько человек – тех, которые ехали непосредственно на фронт, в зону боёв.

Мне тут попался анализ численности боевых частей украинской армии http://rusvesna.su/news/1414222871
Как я понимаю, на сегодня ВС Украины имеют под ружьём более 400 тысяч человек. Это одна из крупнейших армий Европы. При этом для ведения боевых действий с трудом удаётся наскрести 40 тысяч. На которых не хватает даже бронежилетов, касок и телогреек. К тому же, значительная часть участвующего в боях народа числится вовсе не за ВС, а за МВД, губернаторами, политическими движениями и ещё бог знает за кем.
Если даже оставить в стороне вопросы снабжения, боеспособности, технической оснащённости, ведомственной неразберихи, то всё равно цифры получаются такие: в ведении боевых действий задействован максимум один солдат из десяти.
Видимо, это общая тенденция. Если в средние века в бой старались бросить всех, кого получалось призвать или нанять, то сегодня большая часть военнослужащих занимается созданием условий для тех, кто участвует в огневом контакте. Но даже среди этих военнослужащих большая часть врага вживую не видит. Противника пытаются вытеснить использованием авиации, артиллерии, танков – бросая в дело пехоту лишь для окончательной зачистки местности. Опять же, не хочу обсуждать целесообразность и оправданность такой тактики – потому что великим военспецом себя не считаю. Но, видимо, число непосредственных участников боестолкновений будет и дальше уменьшаться. При том, что будет расти доля всяких служб обеспечения и поддержки. И так будет во всех армиях.
Чем занимаются люди на войне: захоронением погибших и эвакуацией раненных, подвозом боеприпасов, амуниции, продуктов, ремонтом техники, прослушиванием вражеских переговоров, охраной коммуникаций, складов… -- многие из этих людей реально рискуют жизнью, но, при этом в атаку не ходят.
В израильской армии есть понятие «боевые части». Это те, кто идёт в бой. Даже, если человек говорит, что участвовал, скажем, в Ливанской войне, его запросто могут спросить, в боевой части – или нет. В свете всего вышесказанного такой подход вполне понятен.

Tags: Война, Вторая мировая, История, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments