avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Самое опасное место на войне…

У моего тестя был приятель, Лев Яковлевич. Всю войну он прослужил связистом. Рассказывал, что тянуть связь на переднем фронте было в разы опаснее, чем ждать сигнала к атаке в окопе. И убивали его товарищей даже чаще, чем обычных пехотинцев. Когда все остальные сидят во время артобстрела в укрытии, связист бегает меж взрывов, чтобы найти и исправить перебитый осколком провод.
Тесть служил тогда инженером полка штурмовиков. Он рассказывал, что прикрытые бронёй пилоты могли ещё летать подолгу, а вот на стрелков-радистов все смотрели, как на заведомых смертников. Их место не было бронировано и это превращало людей в одноразовый расходный материал.
Так получилось, что стрелки появились на уже поставленном на конвейер одноместном самолёте. И руководители страны и оборонной промышленности решили, что проще менять, как перчатки, стрелков, чем серьёзно переделывать запущенный в серию самолёт. Изменения конструкции потребовали бы перенастройки производства – а это, в свою очередь, привело бы к сокращению объёмов выпуска.
На самом деле, о важности стрелка-радиста в этой машине до сих пор ведутся споры. Появился он после того, как имеющие преимущество в скорости немецкие истребители стали обходить наши штурмовики сзади и расстреливать, как в тире. С другой стороны, есть свидетельства опытных штурмовиков, которые на своём опыте утверждают, что даже одноместный Ил-2 был вполне способен равноценно противостоять Мессершмидту. Проигрывал в скорости, но зато имел броню и намного большую огневую мощь. Кроме того, как тихоходный собрат, был более манёвренным. Благодаря этому опытный пилот не позволял врагу зайти с тыла и встречал его огнём своих пушек. Другое дело, что катастрофически не хватало опытных пилотов. В бой бросали мальчишек, налетавших в училище, если не ошибаюсь, 35 часов. У немцев на подготовку пилота отводилось, насколько помню, 450 часов. Даже если я где-то ошибаюсь, то общий порядок был всё равно приблизительно такой. То есть – разница раз в 10. Отсюда – и срочное добавление стрелка и гибель этих стрелков многими тысячами.
Вчера смотрел документальный фильм «Торпедоносцы». По мотивам одноимённого художественного фильма Семёна Арановича. О своей «работе» рассказывают реальные герои той войны. А в конце титры сообщают нам, что те несколько десятков торпедоносцев, которые были у советской стороны, совершили за годы войны 877 боевых вылетов. Это нельзя сравнить с истребителями – там бывало по несколько вылетов в день. В итоге потопили 70 вражеских судов. Но при этом было сбито 277 самолётов и погибло или пропало без вести более 700 членов их экипажей. Бои шли обычно над холодным морем – а от переохлаждения в воде парашют не спасал. Разделите 877 на 277… Три вылета – и горящий самолёт падал в холодные воды. Лётчики это прекрасно знали. Однозначно, кабина торпедоносца была одним из самых опасных мест на той войне.
Tags: Война, Вторая мировая, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments