avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Category:

Профессиональная болезнь чекистов


Несколько дней назад восторженный и доброжелательный молодой человек доказывал мне, что рассказы про Катынь и «палачей из НКВД» -- это историческая  ложь и диверсия для нанесения вреда нашему народу.

Мне шестой десяток – я ещё успел лично увидеть этих палачей. Без всяких кавычек.  Я не говорю, что я видел именно катынских палачей – но у нашего народа было сотни таких катыней. Один подмосковный бутовский полигон чего стоит.


Размах репрессий,  когда убивали и гноили по тюрьмам миллионы людей, требовал и огромного числа палачей – счёт шёл на сотни тысяч. В годы моей молодости многие из них были вполне бодрыми дедами. Которые помоложе – ещё работали. Уже не в органах. Военных отправляют на пенсию через 25 лет службы.

В советские времена существовала целая система устройства военных пенсионеров на работу. В этом были задействованы военкоматы, райкомы, райсполкомы..,  другие партийные и советские органы. Обычно отставных военных и кэгэбэников назначали на какую-нибудь руководящую работу, не требовавшую, по мнению наших руководителей, большого ума и обширных специальных знаний. И, в то же время, требовавшую каких-то элементарных навыков руководства хотя бы несколькими десятками сотрудников. Руководить ДЭЗом, баней, клубом, районным обществом слепых или каким-нибудь отделом в местном ДОСААФе… Очень любили назначать их в отделы кадров – где они по инерции продолжали искать шпионов и диверсантов, выясняя, не был ли прадедушка вчерашнего пэтэушника во время войны в немецкой оккупации. И не надо смеяться – я сам не раз и не два заполнял анкеты, а потом ещё подвергался допросу с подобными и похожими вопросами.

Так что за свои молодые годы я перевидал море отставных капитанов, майоров, полковников... Все эти непоколебимые ревнители дисциплины были почему-то законченными алкоголиками, и даже на работе от них постоянно разило перегаром. Видимо, алкоголизм – это такая профессиональная чекистская болезнь.

Кроме вопросов дисциплины их всегда очень волновали вопросы нравственности. Приняв на грудь, они начинали высказываться по поводу окружающей жизни: Народ – распустился, молодёжь – обнаглела, порядка – никакого…

Сетовали, мол, дали бы мне волю, я бы тех парней, которые с длинными волосами ходят – всех бы перестрелял. И тех, которые брюки-клёш носят – тоже надо убивать. А в особенности этих  бесстыжих голожопых девок в мини-юбках. Всех бы…

Я хоть и был пацаном, но прекрасно понимал, что это не пустая пьяная болтовня, что этим людям, когда у них была власть, в руки лучше было даже не попадаться. Особенно девкам в мини (и всех прочих) юбках. Таких наши моралисты, перед тем, как убить, ещё непременно раз бы 10  изнасиловали. Было очевидно, что для подобных злобных алкашей убить человек – что рюмку водки опрокинуть.

Поэтому, узнав про Катынь, я даже не удивился. Для людей, которые убили, запытали, заморили голодом миллионы своих соотечественников, перестрелять 20 000 поляков – было вообще плёвым делом.



Tags: 1937 год, Политика, Террор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments