avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Categories:

Рядом со Сталиным Муссолини был просто великим гуманистом.

Муссолини в учебниках по истории стоит обычно рядом с Гитлером. На самом деле, это были два очень непохожих человека, которые к тому же испытывали друг к другу большую антипатию.
Что обычно заставляет политический режим развязывать репрессии против своего народа? Ощущение, что народ его не любит, что народ мечтает его свергнуть. И что режиму достался совершенно неправильный народ – и надо всех несогласных переломить или уничтожить. Пока эти настроения не распространились на остальных.
Режимы типа сталинского или полпотовского настолько противоречат экономическим законам, нормальным традициям человеческих взаимоотношений и просто здравому смыслу, что без репрессий существовать не могут. Насилие – главная их опора, главный метод самосохранения. Причём уничтожаются не только активно несогласные, уничтожаются все подряд, кто под руку подвернулся. Делается это просто для профилактического запугивания всех и вся. Врагов, настоящих и придуманных, так много, что разбираться с ними в индивидуальном порядке просто нереально.
В этом плане режим Муссолини совершенно не похож на советские представления о фашизме. Это был вообще первый фашистский режим в истории – и к власти он пришёл не в результате вооружённого переворота или гражданской войны, а мирным способом – на волне популярности и массовой народной поддержки. Естественно, вскоре появилась цензура, были запрещены многие политические организации. Но, если думаете, что на оппозицию обрушились жестокие кары, пытки и казни (как в СССР, где пытки были даже узаконены серией секретных распоряжений), то очень ошибаетесь. Муссолини нравилась мысль, что он вовсе не навязывал себя своему народу и что народ его действительно любит – в первые полтора десятилетия это было действительно так. И культ его личности горячо поддерживался снизу. А если тебя любят 90%, то можно позволить себе быть великодушным в отношении оставшихся 10 – и просто не обращать на них внимания. Погоды они всё равно не делают.
В экономике страны происходили реальные положительные сдвиги, итальянцы жили лучше и лучше – так чего им было бунтовать и восставать. Казнённых по политическим мотивам в первое десятилетие пребывания Муссолини у власти можно было перечесть по пальцам. Тюрьмы тоже не были переполнены. Своих противников дуче ссылал в рыбацкие деревни на острова. Где за ними особо никто и не смотрел. Так российский царизм ссылал своих врагов в богатые сибирские деревни.
Ужесточение режима начало происходить тогда, когда он начал терять свою популярность. Вот тогда эти люди начали цепляться за власть. Когда были развязаны войны в Африке, когда Италия напала на Грецию – и там и там от разгрома макаронников спасали немцы. Нападая и проигрывая, итальянцы попадали во всё большую зависимость к Гитлеру. Который просто начал диктовать свои условия превращающимся в обузу союзникам.
После отстранения от власти Большим фашистским советом и ареста Муссолини был освобождён немецкими десантниками Отто Скорцени. Гитлер предложил дуче вновь возглавить фашистское правительство Италии. Муссолини попытался отказаться – до него дошло, что народ в него не верит, уже его не любит -- его это нервировало, пугало. Но Гитлеру нужен был Муссолини во главе Италии. Не было времени искать замену. Дуче прозрачно намекнули, что вожди не уходят на пенсию – если они не могут или не хотят работать, они умирают, оставаясь живым символом и примером для своих последователей.
Фюрер в отставку не собирался. Ему легче было считать, что немецкий народ не оправдал его доверия – чем допустить мысль, что это он не оправдал ожиданий своего народа.
Гитлер говорил, что народ – он, как женщина, он любит силу. Женщины и народы действительно любят силу, любят сильных. Но не надо путать силу и насилие. Быть изнасилованными мечтают только редкие психопатки. Поэтому политики, как и ухажёры, не должны себя навязывать. Почему-то в этом мире есть масса придурков, которые не хотят понимать слова «нет». Им кажется, что они неотразимы и перед ними так кокетничают. Когда на самом деле они вызывают омерзение.
Смотрю на сегодняшнюю Россию. На нашего Владимира Владимировича. Как он боится даже самой малолюдной оппозиции, как он не верит в искренность раздуваемой им же самим холуйской истерии. Раздувает, но не верит. Похоже – этот человек вообще не верит ни в чью искренность. Отсюда – и бесконечные подтасовки выборов. Когда там, где честно можно получить более чем достаточные для победы 80%, через скандалы и махинации делается 90. Думаю, если бы на машине времени нам удалось организовать встречу этих двух деятелей – Путина и Муссолини – Муссолини нашего ВВП просто бы презирал. Имея для этого, кстати, все основания. Народ – он как женщина. И не надо его насиловать.
Tags: Вторая мировая, История, Персоны, Террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments