avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Category:

В театре ставят «Маленькие трагедии»...

Пару лет назад написал такой эстрадный диалог:

Режиссёр приходит к директору театра: Елена Валентиновна, вы что-то хотели сказать мне по поводу нашей новой постановки.
-- Да, Николай Владимирович. Пушкин – «Маленькие трагедии». Для нас это большое событие. Вы не представляете, как я к нему готовилась. (Потрясает зажатым в руке томиком.) С каким количеством потенциальных спонсоров, как директор театра, вела переговоры… К сожалению, не все разделяют моё трепетное отношение к классике. Мне предлагали вставить в спектакль куплеты про сеть бензоколонок, диалоги о стиральном порошке, демонстрацию возможностей новой газонокосилки…
-- Играть, стараясь перекричать газонокосилку… Надеюсь, вы на это не согласились.
-- Ес-тес-твен-но. Для меня поменять в пушкинском тексте хотя бы букву – это кощунство. Но… есть пожелания, которые я хотела бы с вами обсудить. Вот (открывает книгу), сцена, где скупой рыцарь в подвале любуется своим золотом. За окном должна быть видна неоновая надпись «Банк «Капитал +». Так сказать, противопоставление затхлому жлобству новых прогрессивных методов ведения бизнеса.
-- За каким окном, если действие происходит в подвале?
-- Ну, пусть это будет полуподвал. С окном под потолком. И через окно зрители видят вывеску на здании напротив.
-- Неоновая вывеска в окне средневекового подвала? Может, разместим эту вывеску над сценой или где-то сбоку.
-- Предлагала. Но спонсор настаивает именно на включение своего логотипа в ткань спектакля. Николай Владимирович! Театр весь построен из условностей. Почему условный, сделанный на сцене подвал не может сочетаться с неоновой вывеской? Как мне кажется, таким образом, мы как бы актуализируем старую пьесу, делаем её для современного зрителя более близкой.
-- А что ещё мы должны приблизить к современному зрителю?
-- Только самую малость. И только чуть-чуть. В «Моцарт и Сальери» вместо фортепиано у нас будет синтезатор. И нужно будет на моцартовском реквиеме продемонстрировать весь диапазон его возможностей.
-- А название синтезатора. Надеюсь, Моцарту не придётся его произносить?
-- Оно будет на программке.
-- Тогда ещё терпимо. Что ещё?
-- Пиво «Пушкин»…
-- Кто его должен пить? Дон Гуан? Вальсингам?
-- Нет, его будут продавать в антракте.
-- В антракте пусть продают, что хотят. Например, сухарики к пиву под названием «Чумные» -- это к «Пиру во время чумы».
-- Хорошая идея – я запишу. (Пишет в блокноте). И ещё по поводу пира. Там телега с мертвецами через сцену едет…
-- С манекенами! У нас – с манекенами. Чего мы ещё должны положить в эту телегу.
-- Ничего. Просто на телеге сбоку – чтобы читалось даже из последнего ряда – должно быть написано «Светлый путь».
-- Это такой колхоз? А светлый путь – значит, путь в коммунизм.
-- Нет. Это такое бюро. Контора… Похоронная.
-- Поэтому они так рвутся примазаться к нашим покойникам.
-- Но не бесплатно же примазаться. Люди платят за это деньги.
-- Хорошие деньги?
-- Хорошие.
-- Ладно. Пусть наши покойники рекламируют их «Светлый путь». Мёртвые сраму не имут. Особенно – если это манекены. И им за это платят.
-- Ну, платят-то, положим, нам.
-- Надеюсь, всё.
-- Есть одна фирма… Торгует нижним бельём. Они готовы одеть на этом пиру всех женщин. И ещё заплатить за это. Наликом, без ведомостей и формальностей – каждой ими одетой в отдельности. Ну и, естественно, режиссёру.
-- И сколько они готовы заплатить каждой ими одетой?
-- А это от степени раздетости. Здесь зависимость обратная. Чем меньше готова надеть на себя женщина – тем больше ей за это платят.
Если в пеньюаре – столько, без пеньюара – вдвое больше… Самый дорогой костюм – пояс с чулками.
-- Без ничего?
-- Без ничего.
-- Это мне нужно разговаривать с труппой.
-- Тогда, пожалуйста, провентилируйте этот вопрос побыстрее.
-- А если труппа не согласится?
-- У меня есть ещё одно предложение. Ко мне уже подходил человек из отеля «Интерконтиненталь». Его девушки тоже готовы играть в нашем спектакле. … В любом виде.
-- За деньги?
-- Нет, бесплатно.
-- А кого они будут рекламировать?
-- Себя. Свои формы и, так сказать, возможности… И заметьте, за игру в нашем спектакле они ещё готовы нам же и заплатить!
-- А это интересное предложение! «Пир во время чумы» как будто специально для него написан. Там толпа действующих лиц, а говорят и играют только Председатель, Мери, Луиза и Священник – четыре человека. Председатель в окружении голых распутных девок, и Священник призывает его покаяться. Сам Пушкин пришёл бы в восторг от такой сцены.
-- Ну, тогда сегодня же переговорите с женщинами из нашей труппы.
-- А может не надо?
-- Вы же только что сказали, что сам Пушкин пришёл бы восторг…
-- Я не об этом. Может не надо поднимать этот вопрос перед нашими женщинами? Смотрите: им надо будет заплатить по тарифной ставке за участие в массовке. Потом – деньги за раздевание от спонсора – тоже пойдут им. Зачем такая расточительность? Если есть девушки – молодые, красивые – которые не требуют зарплаты… И которые ещё нам готовы платить за участие в наших массовках!
… Я тут подумал, мы в рамках нашей ретросерии хотели возобновить постановку «Оптимистической трагедии» Вишневского. Там матросы-анархисты пьянствуют и тому подобное… Мне кажется, если половину матросов мы уберём, а другой половине дадим голых подружек из «Интерконтиненталя»… Для этого самого – тому подобного… Получится приличная экономия на массовке. Плюс – так сказать, дополнительные поступления средств. И зрителям, думаю, понравится.
-- Да, зрителям «тому подобное» всегда нравится.
-- Я тут ещё насчёт «Ромео и Джульетты» подумал…
-- И там будем массовку раздевать?
-- Нет, там в саду мы расставим статуи обнажённых античных богинь.
-- Из «Интерконтиненталя»?
-- Из «Интерконтиненталя».
-- Совсем обнажённых?
-- А что вас смущает?
-- Тогда мы не можем рассчитывать на деньги от продавцов белья. Надо хотя бы в чулках. И в лифчиках с открытыми сосками. За них отдельно доплачивают.
-- Античные богини в чулках? … Проклятые времена! На какие компромиссы приходится идти, чтобы поставить классический спектакль… Ой, мне уже надо начинать репетицию. Потом хотел бы обсудить с вами ещё одну пьесу. Виски, сигары, девушки, яхты, машины… – надо только суметь найти общий язык с рекламодателями. Называется «Встреча в Давосе». Очень пер-спек-тив-ный материал.
Tags: Рассказы, Театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments