avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Их борьба с нами

Оригинал взят у eldad12 в Их борьба с нами
Благодаря посту моего френда http://benegenetriivir.livejournal.com/617563.html?view=3934299#t3934299 я вспомнил один эпизод из моего уже  далекого прошлого.
   Тогда я еще недавно занимал свою армейскую должность и только начинал понемногу понимать арабскую ментальность. Сидел как-то и пил кофе с церемонным арабом, мухтаром небольшой деревни. Велись обычные велеречивые разговоры о семье, детях, высоких ценах и т.д. Но в какой-то момент я ощутил неловкость моего собеседника и спросил его в чем дело. Как обычно, он долго отнекивался и говорил, что все в порядке и все замечательно, но потом началось что-то не очень мне понятное. Мухтар меня начал уверять, что все будет в порядке, что никто не пострадает, что он уверен в том, что я не буду на него в обиде и что отношения между нами останутся хорошими и крепкими как всегда. На всякий случай я грозно нахмурил брови и потребовал разъяснений. Араб конфузился, но я был настойчив. В итоге выяснилась такая картина: к ним в деревню регулярно приходят посланцы от районного руководства арафатовской автономии и требуют конкретных действий по борьбе с сионистским врагом. Деревенские юлят и выкручиваются, потому что ссориться с сионистским врагом им очень не хочется. Проклятые сионисты провели им в деревню воду, дорогу, начали работы по прокладке постоянной линии электроснабжения, дают работу на стройках и плантациях, короче,  хорошие и нужные соседи. Но арафатовские администраторы жмут на мухтара и уже начали угрожать реальными санкциями. Реальные санкции очень болезненны, начинаются они с поджога машин и домов, избиения детей и взрослых и заканчиваются убийствами заподозренных в коллаборационизме. И вот мухтар пришел ко мне с предложением: они проведут образцово-показательную акцию борьбы, а мы не будем ее принимать всерьез, но хорошенько пошумим. Предложенная акция  заключалась в том, что они подожгут парочку столбов уже неиспользуемой телефонной линии и положат на дороге немножко камней, а среди камней большую консервную банку с прикрученным проводом. Банка будет исполнять роль самодельной бомбы. Я немножко охренел, надул щеки, как Киса Воробьянинов и сказал мухтару, что надо подумать. Подумать я пошел к своему тогдашнему командиру, он был дядя немолодой, умный и много повидавший. Когда я изложил ему мухтарское предложение, он слегка посмеялся и сказал, что ничего плохого в этом не видит. Пусть они себе делают, а у нас будет хорошая возможность провести учения для всех причастных сил в обстановке приближенной к боевой. Так мы и сделали. Ночная акция прошла успешно. Столбы красиво горели никому не мешая, пожарные тренировались их гасить, минеры долго возились с консервной банкой, отрабатывали на ней работу нового саперного робота и подорвали банку с изрядным шумом. По окрестным горкам и вади бегали солдаты, фонари светили, рации бурчали и был большой балаган. Сионисты были посрамлены, герои сопротивления пойманы не были. Правда,  деревенский дурачок потом ходил за мной и пытался мне рассказать, что это сделали младшие сыновья мухтара, но я его почему-то совсем не понимал.
Tags: Национальные отношения, Палестинская автономия, Политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments