avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Азбука чинопочитания.

Российское телевидение стремительно возвращается к своим советским истокам. В нём всё больше подобострастия и холуйства. Его молодые сотрудники советских передач уже не смотрели. Но видно, как старательно учатся они у старших товарищей. Которые те передачи не только смотрели, но и создавали.
О главной новостной программе Советского Союза ходил такой анекдот: телепрограмма «Время» -- всё о Брежневе и немного -- о погоде.
Сегодняшние теленовости однозначно навевают воспоминания о тех временах. Их создатели постоянно стараются дать почувствовать населению заботу хозяина государства о ничтожных людишках. Кто, если не он… позаботится о народе!?
Вот Владимир Владимирович дал распоряжение повысить…, вот он приказал ускорить, а там выразил тревогу по поводу отставания… Люди должны знать, барин всё видит, барин в курсе…
В советские времена все выпуски начинались со слов: «Сегодня товарищ Леонид Ильи Брежнев…» Можно было подумать, что вся страна просыпается всегда с одной мыслью: А что делает сейчас наш дорогой Леонид Ильич?
Когда 18 декабря 1980-го года умер незадолго до этого ушедший на пенсию предсовмина СССР Косыгин – об этом не объявляли три дня. Потому что 19 декабря был день рождения Брежнева. Зачем мешать бурному ликованию народа. А покойник может подождать – в холодильнике. Поэтому, вопреки русской традиции, хоронили Косыгина не на 3-й, а на 6-й день.
Сталин не любил, когда его называют по имени-отчеству. Видно, считал это по-семейному фамильярным. Его всегда называли «товарищ Сталин». И только так. Об этом напоминали каждому входящему в кабинет. Может быть, потом уже и надобность в подобном инструктаже отпала.
Хрущёва называли Никита Сергеевич или товарищ Хрущёв.
Брежнева в глаза надо было называть «дорогой Леонид Ильич». Слово «дорогой» стало как бы частью имени. За глаза бровеносца официально величали «товарищ Леонид Ильич Брежнев». Такого титула в стране не имел больше никто. Вообще «товарищ» употребляли только с фамилией. Если упоминалось имя, «товарища» отбрасывали. Это было общее правило. Брежнева оно не касалось. Он был исключительной фигурой. На которого правила и традиции русского языка не распространялись.
Ну, а далее, понятно – «бурные аплодисменты, переходящие в овацию».
Если идти дальше в том же направлении – скоро мы и до них докатимся.
Tags: Власть, Люди, Общество, Обычаи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments