avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Category:

Сортирная идеология.

В старые времена, придя в гости, я, прежде всего, изучал хозяйские книжные шкафы. Теперь вроде всё есть в Интернете (хотя многого там нет) – и я уже не лезу в чужие книжные залежи.
А тогда, в годы детства и юности, в гостях у знакомых я доставал старые тома про Гражданскую войну и Революцию – и почти всегда на фотках в них была куча исчёрканных ручкой лиц.
Это была такая повседневная советская действительность 1920-50-х годов. Сидят дети в школе – и тут учитель или директор говорит им: Достаньте учебники и зачеркайте в них такого, такого и такого…
В учебниках истории с героями Революции и Гражданской войны подобное приходилось порой делать чуть ли не еженедельно. Но и всякие литераторы, химики, зоологи-ботаники тоже не оставались в стороне.
Скажем, за левые перегибы в трактовке теоремы Пифагора или бинома Ньютона какого-то учёного объявляли врагом народа – и все его портреты, все упоминания о нём надо было как можно скорее удалить из всех книг, фильмов, научных монографий и статей. Промедление зачастую было подобно смерти. Из-за соседства с кем-то на школьной фотографии тебя запросто могли сделать сообщником диверсанта-вредителя – и отправить на 10-15 лет строить железную дорогу на Колыме или добывать уголь в Норильске. А там от голода, холода, цинги и перенапряжения люди умирали, как мухи. Иногда через пару-тройку месяцев.
Скажем, кого-то расстреляли, как врага народа, а ты, не зная об этом, упоминаешь покойного в своей статье или держишь фотографию с ним в домашнем альбоме. Сосед увидал фотку – и стукнул, куда надо.
Вместе с тобой в лагеря запросто могли отправить жену-мужа, брата-сестру, престарелую бабушку или тёщу. Была специальная статья для членов семей изменников Родины – пять лет грозило всем, кто жил рядом или находился на их иждивении. Если взрослый сын присылал бабке с другого конца страны деньги на лекарства – она уже подпадала под эту пятёру.
Сейчас часто говорят, мол, либералы любят раздувать эту тему и преувеличивать размер репрессий… Моё детство прошло в Сибири. Среди наших знакомых и соседей была тьма людей, попавших за Урал в столыпинских зековских вагонах и холодных скотовозках. Срока, которые сегодня дают за убийства, они получали за несколько слов в разговоре или письме, за родство или знакомство не с тем человеком. Вообще, за что угодно. Вплоть до – не той газетой подтёрся.
Подтереться не той газетой – это было очень серьёзное государственное преступление.
В советской стране массовое производство туалетной бумаги наладили только в конце 1960-х. И всё равно она вплоть до 1990-х была дефицитом.
Подтирались в основном газетами. С конца 1950-х содержание этих газет уже никого не интересовало. Но при Сталине вытирать зад портретом какого-нибудь члена Политбюро было государственным преступлением.
Прежде, чем отнести газеты в сортир, из них в обязательном порядке вырезали все портреты всех вождей: всесоюзных, республиканских, живых и мёртвых... Портреты складывали отдельно – и сжигали. Пренебрегать этим правилом было просто смертельно опасно.
Tags: Закон, Идеология, История, Террор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments