June 22nd, 2021

Что будем выращивать?

Когда весной едешь по зарубежной Европе, повсюду вдоль дорог видишь покрытые жёлтыми цветками поля рапса. В российских магазинах я вообще не вижу рапсового масла, а на Западе в некоторых странах оно используется гораздо шире подсолнечного. Иногда его называют «каноловое» – это такая разновидность рапса. А во многих странах мира основным пищевым маслом является кукурузное или хлопковое.
Но вернёмся к рапсу. Большая его часть идёт вовсе не на пищевое масло, а на биодизель. Я уже как-то писал, что появление автомобиля за пару-тройку десятилетий привело к резкому росту производства продуктов питания и снижению риска тотального голода. До этого главным транспортом был гужевой. Огромные сельскохозяйственные площади использовались для выпаса лошадей и для выращивания фуражного овса. Распространение автомобиля привело к многократному снижению конского поголовья. Поля с овса переводили на пшеницу, а освободившиеся пастбища позволили увеличить поголовье коров.
Сегодня этот процесс повернулся вспять: из-за роста цен на нефть многие поля с производства растительной пищи для людей переводятся уже на производство топлива для автомобилей. И сокращение пищевых посевов в пользу технических неизбежно ведёт к росту цен на продукты питания.
Правда, это не единственная новая тенденция в современном сельском хозяйстве. Идёт развитие технологий так называемых вертикальных ферм. То есть, выращивание сельхозкультур на многоярусных стеллажах. Благодаря появлению энергосберегающих ламп многие теплицы для ускорения роста растений освещаются по ночам. Это значительно ускоряет процесс созревание. К тому же, имея дешёвое освещение, под теплицы можно использовать даже тёмные подвалы.
Внедрение газовых, электрических и водородных автомобилей неизбежно приведёт к сокращению потребности в нефти. И, чтобы конкурировать с новыми видами топлива, нефтяникам придётся снижать цены на свою продукцию. Бензин может начать устойчиво дешеветь через 3 года, или через 5. Но, видимо, процесс начнётся уже в ближайшее время. Тогда рапсовые поля вновь переведут на выращивания картофеля, капусты или баклажанов. Что, в свою очередь, приведёт к некоторому снижению их стоимости.
Если бы не бум электрических автомобилей, то, возможно, из-за роста цен на нефть люди бы вспомнили даже старые технологии производства синтетического бензина в Третьем рейхе. Там большая часть топлива для двигателей внутреннего сгорания производилась из угля. Потому что из-за блокады Германия не могла в достаточном количестве покупать нефть. После войны все эти заводы порезали на металлолом – просто гнать бензин и соляру из нефти проще и дешевле.

Жара.

В Москве обещают жару до конца недели. Говорят, будет до 36 градусов.
Вчера, в понедельник, в 9 часов вечера посмотрел на Яндексе карту распределения температур в Центральной России
https://yandex.ru/pogoda/1/maps/temperature?le_Lightning=1&ll=39.266933_55.000097&le_WindParticles=1
Даже в паре десятков километров от МКАДа температура везде 23-24 градуса. Хоть на юге, хоть на севере, хоть на западе, хоть на востоке. А в центре столицы – 26. Три градуса – это очень ощутимая разница.
Асфальт греется на солнце, земля под ним тоже греется. Греются стены домов. Если ночью подойти к толстой кирпичной стене – чувствуешь, как от неё идёт тепло.
Выходишь на лужайку, где земля прикрыта травой – и чувствуешь, как сразу становится прохладнее. А лучше всего – когда ещё есть деревья. Они не дают солнцу прогревать землю. И в таком месте ночью ещё свежее.
Самое грустное в жару – когда дом и земля не успевают за ночь остыть. А утром вновь начинает жарить солнце. Чем мне не нравится жара, скажем, в израильском Тель-Авиве. Там днём может быть 32, а ночью 28. Ночью душно и жарко, почти как днём. Когда после дневной жары есть возможность отдышаться вечером и нормально, при 20-22-х градусах поспать ночью – утром встаёшь нормально отдохнувшим и готовым переносить дневное пекло. Но, когда жара круглосуточная – это начинает выматывать и доставать уже через три дня.