February 21st, 2020

Война – это просто такой бизнес.

На Донбассе опять стреляют.
Почему стреляют? Потому что это приносит деньги.
Есть такое понятие - экономика войны. Это словосочетание придумал не я. Эту тему экономисты начали активно разрабатывать ещё во время гражданской войны в Югославии.
Оказалось, что даже 3-4 месяца боевых действий приводят к труднообратимым переменам в региональной экономике.
Происходит смена элит – вместо традиционных мэров, губернаторов и акул местного бизнеса рулить всем начинают полевые командиры. Имён которых ещё вчера никто не знал. И все бизнесы быстро переходят к ним и членам их команд.
Большое число вчерашних маргиналов и аутсайдеров быстро научается зарабатывать на войне – и им хочется, чтобы эта война продолжалась вечно.
Потому что любая мирная (не их) власть просто отберёт у них награбленное, а их самих упрячет за решётку как разбойников и грабителей.
Появляются новые виды экономической деятельности (кроме отжимов, грабежей и экспроприаций). Например, взимание чрезвычайных налогов на войну. Большая часть этих налогов разворовывается самими сборщиками. Контрабанда, спекуляция, продажа всяких разрешений… И даже – продажа оружия и боеприпасов своим врагам.
Каждый пропускной пункт на границе ДНР-ЛНР с Украиной – это просто золотое дно. Обе стороны очень даже согласованно зарабатывают на пропуске товаров, людей, конфискациях, задержании проезжающих и отпускании их потом за большие деньги. Типа, а у тебя сын в ополчении – мы тебя за это сгноим в тюрьме. Откуда СБУ знает такие вещи? Между воюющими сторонами налажен оперативный обмен информацией. Естественно, за деньги. Война – это, прежде всего, бизнес.
Поэтому иногда надо и пострелять. Порой это что-то вроде договорного фейерверка. А порой, кто-то на кого-то разозлится – так стреляют уже по-взрослому.
Collapse )

Оказывается, пьянство может спасти от виселицы.

В Википедии есть статья о коменданте нацистского концлагеря Вильгельме Гидеоне. От служил на всяких хозяйственных постах в СС, воевал на Восточном фронте, был комиссован после ранения. И, в конце концов, получил пост начальника концлагеря Гросс-Розен. На этом посту Гидеон постоянно пьянствовал и делами лагеря вообще не занимался. За что и был снова переведён на хозяйственную работу.
Карьеры мужик не сделал, но, зато, когда война кончилась, и он попал под суд – пьянство и бездельничанье в рабочее время спасли ему жизнь. Следователи просто не смогли нарыть за ним никаких серьёзных преступлений. То есть, в лагере наверняка их совершалось очень даже много. Но комендант в лагере почти не появлялся и всё время был пьян.