November 14th, 2016

Степень родства.

Знаю я двух сестёр. Много лет знаю. Они даже постарше меня. Хорошо знал и их маму. Мама была центром той семьи. Не потому, что требовала постоянного внимания. А потому, что могла каждого им одарить. У неё постоянно собирались и дети, и внуки. Она умерла лет 20 назад. С тех пор сёстры, которые раньше виделись 2-3 раза в месяц, встречаются раз в несколько лет. Хотя живут в нескольких минутах ходьбы друг от друга. Они не поругались. Просто оказалось, нет у них особого желания друг друга видеть. И говорить как-то особо не о чем.
И их дети, выросшие вместе в бабкином доме, не видели друг друга уже больше 10 лет.
Вот так. Вся семья держалась на одном человеке. Нет человека – и нет семьи.

Отечество нам Царское село?

Разговаривал по скайпу с одной из внучек. Ей на днях стукнет 5 лет. Говорит, что хочет домой, в Израиль. Хочет кататься на самокате. В Москве же на самокате не покатаешься. Только на снегокате.
Они улетели три недели назад. Чувствую, ребёнка уже достал холод на улице. Перед вылетом мы плавали с ней в тёплом море.
Конечно, ребёнок ощущает своим домом Москву, московскую квартиру. Но и Израиль она уже тоже чувствует своим домом. Я всегда был космополитом. При том, что ни одного языка, кроме русского, так и не выучил. Тысяча английских слов, тысяча украинских, тысяча ивритских, тысяча французских. Есть люди, которым везде плохо. Есть люди, которым везде интересно. И хорошо. Везде они находят себе тусовку, какие-то дела, с интересом вникают в особенности жизни на новом месте, учат его географию, историю… Мне хочется, чтобы мои дети чувствовали своим домом весь мир. Тогда и мир будет всегда и везде принимать их, как своих, родных.