September 5th, 2016

Советское реконструкторское, как бы документальное, кино.

Помню, читал историю одного подмосковного дворца 18 века. После войны снимали ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ фильм о бесчинствах в СССР немецких оккупантов. Режиссёру очень хотелось найти кадры, как нацистские варвары взрывают какое-то очень красивое сооружение. Но в архивах подобных кадров он найти не смог. Тогда решили прибегнуть к приёму, называемому в советской стране «реконструкция». Масса вошедших в известные советские документальные фильмы фрагментов на самом деле была снята так же. Через недели и месяцы после тех событий, о которых идёт речь.
Нашли заброшенную усадьбу. Хоть и с выбитыми стёклами, но сохранившую своё очарование. Ради такого благого дела, как антифашистская пропаганда и разоблачение нацистов местные власти и московское министерство культуры пожертвовали историческим дворцом. Договорились с сапёрами. Поставили камеру. И взорвали всё к чёртовой матери.
Во всех путеводителях по Подмосковью вы прочтёте, что истринский новоиерусалимский монастырь взорвали фашисты. Но люди, которые реально пытались выяснить, что же было на самом деле, утверждают, что взрывали НКВД-ешники. Через пару дней после освобождения города от немецких войск. Зачем? Чтобы свалить всё на немцев. И, чтобы не закрывать открытый немцами монастырь. Закрыть – значит, взбаламутить народ. А, если взорвать – то и закрывать не надо. Немцы вообще на оккупированных территориях открыли множество закрытых большевиками храмов. Тогда, чтобы очернить немцев перед православной общественностью, решили взорвать одну из главных святынь. Заигрывать с РПЦ Сталин начал позднее, в 43-м.

Свет, балет, вода и музыка.

Мой неутомимый неугомонный друг художник Леонид Крицун хочет замутить небольшое светомузыкальное шоу: с балетом, вокалом, живой музыкой. Есть уже отличный вокал, есть хорошие музыканты, есть достойная балетная труппа, есть очень интересное сценическое пространство - окружённый галереей старинный двор. Денег бы ещё немного...

Леонид прислал мне видео похожего американского представления. Ну, там, конечно. совсем другие деньги - и другие масштабы.