September 29th, 2014

Бесприбыльность – повальная болезнь российских компаний.


В Википедии попалась случайно на глаза заметка про сеть супермаркетов «Магнит». Там есть количество магазинов, цифры оборота за разные годы, чистой прибыли… Самые основные показатели.
В данный момент у компании более восьми с половиной тысяч магазинов
Выручка компании по МСФО (это такой стандарт) в 2010 году составила 236 млрд руб., чистая прибыль — 10 млрд руб. Разделим чистую прибыль на количество магазинов. Конечно, в 10-м году их было меньше, чем в 14, но всё равно прибыль на магазин исчисляется в несколько десятков тысяч долларов в год. То есть – несколько штук баксов в месяц. С большого супермаркета! С полусотней сотрудников. А соотношение прибыли к обороту… Уровень рентабельности – чуть больше 0,04% (четырёх сотых процента).
С одной стороны – есть куча всемирно известных компаний, которые заканчивают год вообще без прибыли – с убытками. Но одновременно есть в мире и компании с солидными прибылями. При этом – в какую российскую, даже самую процветающую компанию, ни ткни – у неё прибыли с гулькин нос.
Фактически, какая бы прибыль у компании не нарисовалась – бухгалтерия всё равно смастерит нулевой баланс. То есть, концы с концами мы сводим, но прибылей нет. Как говорится: «не до жиру – быть бы живу». То, что это делается в маленьких ТОО – вполне понятно. Но ведь и в больших акционерных компаниях с публичной продажей акций точно так же рисуются нулевые балансы.
Все ваучеры своей семьи в период приватизации я вложил в Газпром. Не потому, что очень доверял государству, а потому, что остальные участники вызывали ещё меньше доверия. Раз в год Газпром присылает мне письмо с предложением получить дивиденды. И каждый раз речь идёт о сумме меньшей, чем стоит проезд туда и обратно на общественном транспорте. Естественно, я ни разу туда не ездил.

Collapse )

Самодонос – как новая пиар-технология.


28.09.14. Сообщение от ополченца Мельникова:

"Мой близкий друг вице спикер ЛНР вчера похвастался что он в официальном украинском списке сепаратистов-террористов. После чего в этом списке я начал искать себя, но, к сожалению, не нашел. Утром я позвонил на телефон доверия МВС (МВД Украины), рассказал им о своем сепаратизме и о сотнях добровольцев, которые я переправил в Руину и потребовал объяснений. После мне пообещали исправить их ошибку, и я дал свои анкетные данные и сказал какую фото со мной поставить. Обещали, что в течение 3 дней поставят и меня в этот почетный список сепаратистов".