September 28th, 2014

Сцена для кино.

Коренной феодосиец Виктор Николаевич Кирьяков всегда поражал меня своей физической формой и юношеским энтузиазмом.
К сожаления мы ужи три года не виделись – и только передаём друг другу приветы через третьих лиц. Но ещё летом 2011 ходили вместе на море, и он нырял за рапанами (такие моллюски), погружаясь в маске на пару минут метров на 10. Я каждый раз начинал беспокоиться, но Кирьяков, как ни в чём ни бывало, выныривал – и, отдышавшись с минуту, вновь уходил на глубину. И это – почти в 75 лет!
Рассказывал, что в молодости как то увидел, что с баржи в воду спустили водолаза – и нырнул за ним. Водолаз чем-то занимался на глубине – когда Кирьяков подплыл к нему и постучался в переднее окошко  его шлема. Водолаз отшатнулся – потом он рассказывал, что его от неожиданности чуть конратий не хватил – он никак не ожидал встретить свободно плавающего человека на глубине 25 метров.
Представил, как эффектно выглядела бы эта сцена в фильме. Работающий на глубине водолаз в скафандре с кучей шлангов – и ныряльщик в ластах и маске, который стучится к нему в его круглый иллюминатор.

О пользе разнообразия.


В Европе привезённая из Америки картошка в некоторых странах со временем стала едва ли не основным продуктом питания.
Не вызывает удивления, что из сотен завезённых разновидностей клубней в каждом месте вскоре выделялось несколько наиболее продуктивных для данного места с его почвами и его климатом сортов. При том, что разные сорта обладали разной степенью устойчивости к тем  или иным заболеваниям, насекомым и природным катаклизмам. Такая однородность нередко приводит к массовой гибели урожая при неблагоприятных для данного сорта условиях.
В Ирландии, где в тот момент картофель был основным продуктом, поражение картофеля фитофторозом в 1845-49 годах привело к массовому голоду и сокращение население острова почти на четверть. Хотя уже в те времена были сорта, достаточно устойчивые к этому картофельному грибку, в Ирландии поля традиционно засаживали сортами, которые давали больший урожай. Естественно, и весь семенной материал для следующего года был тех же, нестойких к болезни, сортов.