August 29th, 2014

Карты правду говорят.

Знакомый подрабатывает гаданием на картах. Говорит, что с годами появляется знание людей и, всё то, что он говорит своим клиентам, он мог бы сказать и без карт. Но людям хочется быть уверенными в какой-то божественной предопределённости течения своей жизни – свидетельством которой и является в их глазах расклад колоды. За карты они готовы платить деньги, а выслушивать то же самое, но без карт, они готовы лишь даром.
Разноцветные картонки позволяют им считать свои пороки и просчёты небесным волеизъявлением, мол, а я-то тут при чём – так было предначертано свыше. И, что я напьюсь во вторник, и, что принесу жене триппер от соседки, и, что проиграю в казино чужие деньги… Всё предначертано. Как я могу сопротивляться божественной воле?
Тем, кто ходит по гадальщикам, лень что-то менять в своей жизни, для этого ведь надо оторвать жопу от дивана – и они ищут объяснение и оправдание для своей пассивности. Как раз карты это им дают.
Говорит, что по мере возможностей, старается как-то растормошить этих людей и побудить хоть к каким-то действиям. Мол, смотри, выкладка говорит, что ты должен.., что тебе надо… – тогда…
Люди в  большинстве своём укладываются в достаточно небольшое число расхожих шаблонов. И они так предсказуемы…

Люди, привыкшие работать, воюют лучше тех, кто привык митинговать.


Война — совсем не фейерверк,
а просто — трудная работа,
когда, черна от пота, вверх
скользит по пахоте пехота.

Это написал во время Великой Отечественной погибший на ней поэт Михаил Кульчицкий.
Читая про нынешнюю гражданскую войну на Юго-Востоке Украины, я часто вспоминаю эти строки. Читаю материалы с обеих сторон – и они во многом перекликаются.
В этой войне участвуют люди двух категорий. Те, кто пошёл на неё добровольно, имея возможность остаться дома, и те, кого мобилизовали (ВС Украины) или заставила жизнь (ополченцы). Ополченцы массовых принудительных наборов не производят, но, когда твой дом бомбят по несколько раз на день военные – поневоле приходится брать в руки автомат. Так что – многих донбасских добровольцев можно вполне  записать в добровольцы вынужденные. Война сама пришла в их дом – и деваться от неё им просто некуда.
Если говорить о прокиевских формированиях, то, по отзывам ополченцев, нормально воюют только военные. Всякие добровольческие отряды обычно начинают отступать при первых выстрелах. При этом перед репортёрскими камерами солдаты честно признаются, что воевать не хотят, хотят домой, призвали их зачастую обманом (сказали, что на учения), обещанных денег не платят, кормить – не кормят… И так далее, и так далее… Но при этом они воюют лучше ура-патриотов, которые в многочисленных роликах грозятся порвать «сепаратистов», как Тузик – грелку.
Война – это работа. И люди, привыкшие пахать, и эту работу стараются, по возможности, делать на совесть. А люди, привыкшие митинговать – работать зачастую не любят. Да и не умеют.

Collapse )