July 13th, 2014

О жизненных приоритетах.

Знакомый рассказывал, что, когда с ним случился сердечный приступ, он попросил жену принести лекарство. Она тотчас пошла за ним в соседнюю комнату… И вернулась – через 40 минут. Оказывается, там был включен телевизор и как раз показывали 389-ю или 696-ю серию одного из её любимых сериалов. Оторваться было невозможно. Не думайте, что речь идёт о престарелой маразматичке. Барышне где-то лет 35.
Если бы я был помоложе, я бы решил, что он сочиняет. Или преувеличивает. Но за долгую жизнь я сам не раз попадал в похожие ситуации и тоже видел похожих женщин.
А вы видели?

Кто платил за рукколу и фуагру?

За время моей жизни рацион людей в той же Москве успел претерпеть значительные изменения. В начале 1970-х большинство москвичей даже не подозревало о существовании такого фрукта, как хурма. Потом хурма начала появляться: сперва на рынках, потом и в магазинах. Была она обычно страшно вяжущая. Люди кидали её в морозилку, замораживали, потом вынимали-размораживали – и ели сладкую растекающуюся кашеобразную массу ложкой. Сейчас в Москве продают в основном израильскую хурму – без косточек и совершенно не вяжущую. Кидать её в морозилку уже нет никакой нужды.
Обычная для Кавказа мушмула до сих пор в Москве почти не встречается. Люди, в большинстве даже не знают, что это такое.
В советские времена на московских рынках редко можно было встретить кинзу или базилик. А сейчас их продают даже в супермаркетах.
Люди не покупают те продукты, фрукты, овощи, которых они не знают. Если ягоды шелковицы сложно хранить и перевозить – поэтому их редко можно попробовать там, где не растёт тутовое дерево, то широкому употреблению, скажем, батата (который можно завозить из Китая в неограниченных объёмах), мешает только то, что российское население не знает, что это такое и с чем его едят.
Collapse )