June 9th, 2014

Оказывается, гибискус – это разновидность брусники.

Я не разглядываю в магазинах упаковки с продуктами. Там, где на 10 языках перечисляют их компоненты. Зрение уже не то, чтобы прочитать такие меленькие буковки. У меня иногда складывается ощущение, что и десять языков нужны только для того, чтобы сделать эти буквы поменьше.
Но у моего соседа Элияху глаза молодые – поэтому подобное занятие его не напрягает. Он, например, углядел, что на упаковке сыра в качестве сырья обозначено не молоко, а молочный порошок. Однозначно, использование порошка позволяет снизить стоимость производства. Интересно, а насколько часто нынешние сыровары подменяют молоко порошком? И не додумались ли ещё делать вино из концентрата виноградного сока – вместо использования самого сока, как было испокон веков? Предлагаю даже пойти дальше – начать выпуск концентрированного вина – крепостью 60 градусов. Потом разбавлять водой один к пяти.
Тот же Элияху рассказал мне, как пару месяцев назад, прицениваясь в Риге к баночке варенья с надпись «Конфитюр из лесных ягод «Брусничный», обнаружил, что основным исходным сырьём для него послужили гибискус и виноградный сок. Брусника в списке ингредиентов вообще не упоминалась. Всё это было прописано, естественно, наимельчайшим текстом. Типа, как потайные надписи на купюрах самого высокого номинала. Интересно, что по этому случаю скажут ботаники. Вряд ли виноград относится к семейству брусничных… Видимо, именно гибискус является мутировавшей в условиях жаркого климата брусникой.

Из Ахматовой получилась бы хорошая паспортистка.

IMG_1760_resize

«Ахматова двувременной была.
О ней и плакать как-то не пристало.
Не верилось, когда она жила,
не верилось, когда ее не стало.»
(Е. Евтушенко)
11 июня исполняется 125 лет со дня рождения Анны Ахматовой. А вчера, 9 июня в Иерусалимской городской русской библиотеке состоялась посвящённая этой дате научная конференция. Модератором и основным докладчиком на ней был автор книги «Анна Ахматова в 1960-е годы» профессор Еврейского университета Роман Тименчик. Также с воспоминаниями об Анне Андреевне выступили Ирина Роскина и Давид Маркиш. Все эти люди профессиональные литераторы, литературоведы. И кроме того – они в течение ряда лет многократно пересекались с поэтессой. Анна Андреевна ярко писала – прежде всего, потому, что так же ярко мыслила. Она была интересным собеседником. Поэтому предметом многочисленных исследований является не только её творчество. Но и её жизнь.
Collapse )