March 30th, 2014

Постижение истории.

Я учил историю ещё в советские годы. И уже классу к 7-му понял, что то, чему нас учат, к науке не имеет никакого отношения. Что весь мой учебник – это набор идеологически выверенного вранья. Я не тусовался в школьные годы среди диссидентов. Но, вот, я хочу узнать кто такие эсеры. Открываю энциклопедию. И читаю бред, типа: Антинародная мелкобуржуазная партия, предавшая интересы простого народа и мечтающая вернуть ему на шею помещиков и капиталистов.
Эпитеты, ярлыки – и ни слова по существу. И так – обо всём.
Меня очень интересовало, почему же восстали изначально поддержавшие революцию матросы в Кронштадте. Но, никаких материалов об этом мятеже в открытых библиотечных фондах найти было невозможно. Публиковать какие-то документы начали после Перестройки. И с восстанием матросиков я разобрался.
Для меня много лет была загадкой Гражданская война в США. Я достаточно много о ней читал, видел фильмы – и мне была совершенно непонятна та ожесточённость, с которой бились друг с другом две половины прежде единой страны. Войны ведь бывают разные. Иногда это война с перерывами на обед, когда патронов тратится много, а жертв с обеих сторон – по пальцам перечесть. Генералы воюют, как бы для отчёта перед вышестоящим начальством. Но та война велась с небывалым остервенением, огромными жертвами, выжженными городами… Из-за чего? Из-за рабства? Акценты всегда ставились на том, что южане были рабовладельцами, а северяне – противниками рабства.
Collapse )

Мотоцикл – аттракцион для отчаянных.


Моё раннее детство прошло в сибирских деревнях. У отца был закрепленный за ним полноприводный ГАЗик с шофёром. В частные руки такие машины в советской стране не продавали – а на любой другой легковушке по таёжным грунтовкам ездить было просто нереально. Поэтому люди, даже если были деньги на машину, всё одно покупали мотоцикл. Желательно, тяжёлый «Урал» с коляской. На нём можно было скакать и по колдобинам. У многих наших соседей были мотоциклы. И они частенько меня катали или подвозили куда-то по дороге.
Сидишь за чьей-то заслоняющей половину неба спиной и изо всех сил стараешься не вылететь из седла. Мотоцикл скачет на ухабах, как конь в родео. Иногда моя задница взлетает чуть ли не выше моей головы, побелевшие пальцы судорожно цепляются за обрезиненную ручку. Удастся ручке вырваться из моих рук – и я запросто улечу в придорожную канаву. Но страшно никогда не было. Хотя, с моей сегодняшней кочки зрения – аттракцион был реально опасный. Удивляюсь, что никто из катавших меня взрослых этого не понимал.
Потом я ездил на мотоцикле лет в 25 – и снова сзади. Вот тогда меня посетил страх. Виляя на поворотах, мотоцикл наклонялся, почти ложился на бок, а мне за чужой спиной практически ничего не было видно. Именно то, что я никак не влияю на процесс, пугало больше всего.
И последний раз я катался на мотоцикле лет пять назад. С барышней, у которой, несмотря на её комсомольский возраст, было за плечами пару разбитых вдребезги транспортных средств: мотоцикл и машина. При том, что я за 35 лет езды умудрился не побывать ни в одной серьёзной аварии. Такая бесшабашность, конечно же, напрягала. Но я всё равно устроился у неё за спиной. Не то, чтобы захотелось покрасоваться перед девчонкой, а просто для себя самого было интересно вспомнить старые ощущения. Из своего всё более далёкого детства.
Collapse )