February 26th, 2014

Выставка "Чёрный квадрат-2".

По инициативе иерусалимского художника Сергея Теряева полгода назад была проведена выставка, посвящённая приближающемуся столетнему юбилею "Чёрного квадрата" Казимира Малевича. Юбилей будет в 1915 году -- и общее количество посвящённых ему выставок предполагается довести до четырёх. Так что художники, желающие в этом поучаствовать, могут связаться с организаторами -- Теряевым или Анатолием Баратынским.
25 февраля в Иерусалимском культурном центре "Гармония" на улице Гилель, 27 (рядом с Итальянской синагогой) открылась вторая из них. Осенью будет третья. В нынешней приняли участие 12 авторов.
На церемонии открытия Сергей Теряев вспомнил ещё один знаковый эпохальный артефакт -- в 1917 году французский художник Марсель Дюшан выставил на художественной выставке фабричный писсуар со своим автографом и табличкой "Фонтан".
И писсуар и квадрат никакими произведениями искусства сами по себе не являются. Квадрат -- не картина. Раскрашен он так небрежно, что даже в малярном ПТУ за него не поставили бы больше трояка. А писсуар вообще сделан не Дюшаном, который, однако, украсил его своим автографом. Здесь предметом искусства является не сам предмет (который к искусству не имеет никакого отношения), а форма его представления публике. Игра ума, провокативная попытка поставить перед ней вопрос "А что это такое вообще -- произвдение искусства"? Почему это мы считаем искусством, а это -- не считаем? Сегодня такой подход назвали бы очень ёмким и точным словом "прикол". Тогда же для обозначения подобного жанра слов ещё просто не было. Поломав голову, назвали это авангардом.

Вот он -- тот самый писсуар с автографом Дюшана.

507px-Marcel_Duchamp

Collapse )

Радость повторных открытий.

Я родился и рос до школы в деревне, но в школьно-институтский период был как-то достаточно большой отрезок времени, когда я не видел, как растут огурцы. Регулярно покупал их на рынке и в магазине, а как растут – не видел, не вспоминал. Не потому, что забыл, а просто было недосуг вспоминать такие пустяки. А потом вдруг попал в деревню, забрёл на огород, подошёл к грядке... И обомлел – каждый огурчик был покрыт колючками. Я уже как бы и забыл об этом. Ведь пока огурцы довезут до города – всё колючки на них уже оботрутся, поломаются – и останутся только округлые пупырышки.
А тут недавно налили мне анисовой водки. И подсказали, мол, можно долить в неё воды. Плеснул водички – и прозрачная водка побелела, словно превратилась в молоко. Прямо цирковой фокус. Тоже ведь не раз видел. Но тоже успел уже об этом позабыть.