February 19th, 2014

Алкоголик наркоману не товарищ.

Один мой знакомый, преуспевающий образованный человек ушёл как-то в запой и пропил всё – машину, книги, все вещи… После этого оказался на улице. Хорошо хоть в Израиле, а не в России. В Израиле теплее. Жил несколько лет в заброшенных домах вместе с такими же бездомными пьяницами. Одному человеку не выжить. Сегодня ты поишь других, а завтра – они тебя. Говорит, что есть почти не ел. Калории восполнялись спиртным, витамины содержатся в вине. В Израиле трудно умереть с голоду. Здесь принято кормить, подавать… Но, привыкший питать себя жидкой горючкой, организм ничего больше не требовал, а иногда просто отторгал. При таком образе жизни желудок перестраивается и просто отучается переваривать пищу в прежних количествах.

Настрелять в Израиле мелочи на бутылку-другую – не проблема. Поэтому алкаши ведут себя тихо – не грабят, особо не воруют, законы нарушают по минимуму. Даже не в силу каких-то высоких нравственных принципов, а просто из-за лени. На бухло и так дадут – а больше этим людям ничего и не нужно.

Рассказывал, что алкоголики и наркоманы никогда вместе не кучкуются и вообще почти не пересекаются. И у тех и у других всё крутится вокруг предмета их страсти. Но только предметы страсти у этих групп разные. Так что и говорить друг с другом им не о чем. У одних все разговоры про выпивку, у других про – дозу. Кроме того, доза стоит во много раз дороже бутылки. Такие деньги собрать со случайных прохожих уже сложно. Отсюда, наркоманская тусовка – это всегда криминал. Сбыт краденного, торговля наркотой… – наркозависимый человек за дозу будет делать всё, что ему скажут.

Collapse )

Бабка-разбойница.

60-летняя пенсионерка, дочка известного композитора, кандидат искусствоведения беззастенчиво обула своего старинного знакомого на четверть миллиона долларов. Впарив ему фальшивую графику Бориса Григорьева.
Ни о какой ошибке речи даже не может быть. В то время, как она ему втюхивала этот фальшак, оригинал работы лежал в запасниках Русского музея, где тётенька прежде работала. Покупатель об этом не знал. Но бывшая сотрудница музея прекрасно знала. И продала копию – как оригинал. И заработала на этом больше, чем обычно имеют орлы с наколками с расстрелянной из калашей инкассаторской машины. Техническая экспертиза показала, что копия сделана минимум на двадцать лет позднее, чем оригинал. В ней использованы краски, которых в 1913 году не существовало. Съёмка в инфракрасном и люминисцентном свете однозначно свидетельствует, что графический лист не является авторским повторением. То есть, Григорьев вообще не имеет к нему никакого отношения. Сколько при этом может стоить подобная вещь? Скажем, 250 долларов. Но никак не 250 тысяч.

Фрагмент той самой работы.

4bb671725f514caf9a579e58e8936a55