January 6th, 2014

Как может выглядеть цивилизованная очередь.

Я уже писал про подготовленный Норманом Фостером проект реконструкции ГМИИ им. Пушкина http://avderin.livejournal.com/373784.html.
В описании этого проекта лично мне очень понравилась одна идея. Как прибывает в музей большинство посетителей? На метро. И зачем их заставлять из этого метро выходить, стоять под дождём и снегом на переходе – ждать, когда загорится зелёный сигнал светофора, переходить дорогу и т.д. Музей должен иметь ещё один вход – прямо из метрошного вестибюля. Из подземного вестибюля метро люди сразу попадают в подземный вестибюль музея.
Многие мои читатели, думаю, не раз стояли в очереди на выставки в ГМИИ. Стояли и зимой, в мороз. Мне кажется, это несолидно для музея – часами заставлять своих зрителей стучать зубами на ветру. Очереди в Пушкинский вряд ли удастся ликвидировать. Но под широкой Волхонкой вполне можно создать докассовый вестибюль, чтобы люди стояли там, а не на улице. Вестибюль должен быть достаточно просторным, чтобы принять в себя самую большую очередь. Причём не просто принять – для стояния вдоль стен. Половину вестибюля можно отдать в аренду – книжным и сувенирным магазинам, кафешкам – и он будет приносить дополнительную прибыль. Поставить автомат, выдающий талоны с номером очереди, табло, где высвечиваются номера, которые пропускаются в данный момент и будут пропускаться через 5 минут. И люди, вместо того, чтобы толпиться, как стадо баранов, смогут заняться какими-то делами: перекусить, полистать книги, что-то купить, сходить в туалет…

Гражданская война – это, когда все боятся всех.

Читал дневник Полины Жеребцовой. Это девочка, которая жила в Грозном во время всех Чеченских войн. Данная, опубликованная, часть дневника относится к 1999-2002 годам. Ей было тогда 14-17 лет. Самая пронзительная история той гражданской войны. Рекомендую http://www.proza.ru/2012/04/29/913
Гражданская война – это когда все всех боятся. И никто никому не доверяет. Нельзя никому доверять. Одни и те же люди сегодня хорошие, завтра плохие, сегодня белые, завтра красные, а послезавтра – они и сами не знают, какими будут. Что надо будет делать для выживания – то они и будут делать. Большинство занято выживанием, многие заняты обогащением – как это делалось, в дневниках многократно описано. Вроде бы вчера ещё нормальные люди становятся одержимыми азартными мародёрами. И даже имея возможность вырваться из этого ада (у Полины такой возможности не было), продолжают грабить дома, людей, трупы, вывозя награбленное на армейских машинах в соседние регионы.
Collapse )