December 7th, 2012

Как различать сырые и варёные яйца?

Поднимите руки, кто умеет... Вот лежит в холодильнике яйцо. И никто не помнит, сырое оно – или уже сваренное… Они ведь ни цветом, ни запахом… – ничем не отличаются.
А всё проверяется элементарно. Положите яйцо на стол и закрутите – словно волчок. Только не пытайтесь ставить вертикально – разобьёте.
Если яйцо крутится – варёное. Сырое яйцо тут же остановится – и крутиться не будет.

Миф о Сизифе.

За дерзость и гордыню осудили боги Сизифа на вечную каторгу. Должен был он бесконечно вкатывать на гору камень. Но едва вкатит его – камень срывается вниз – и всё начинается сначала.
Но даже не тяжесть этой работы являлась главным наказанием – унизительна и нестерпима была её бессмысленность. Но нет выбора у Сизифа – неотвратима кара богов. С гневом и отвращением несёт он свой крест. Сменяются века, тысячелетия, климат и общественные формации – неизменным остаётся бесконечный и бессмысленный сизифов труд.
Но однажды к подножию горы подъехала кавалькада больших чёрных машин. Из них вышли люди в галстуках и при портфелях. Ходили, глядели, много меж собой говорили – да Сизифу всё равно не до них – мало ли здесь зевак прошло за несколько тысячелетий.
Только вырос вскоре под горою большой дом: снизу гранитом облицован, сверху мрамором выложен. Две большие, тяжёлые, как надгробия, бронзовые доски украсили его вход. Две одинаковые надписи на них оглашали всем проходящим мимо название учреждения «Главсизифспецпромтяжтранс».
Collapse )

Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.

Людям старшего поколения хорошо знакома эта фраза. Когда в советские времена наши "мудрые" а точнее, выживающие из ума, руководители шамкали свою речь на каком-нибудь пленуме или съезде, то назавтра эту речь публиковали во всех газетах и журналах. И через абзац в скобочках стояло "бурные аплодисменты, переходящие в овацию". Именно этими словами было принято описывать реакцию зала.
Этот коллаж я сделал в середине 1980-х.
Прошло больше четверти века. Выросло новое поколение. Которое само уже растит своих детей. Разное поколение -- как и наше. Но что-то и в нём слишком много людей, любящих петь хором, ходить строем и имеющих страсть к "аплодисментам, переходящим в овацию". Народ так и не выдавил из себя раба, так и не излечился от хронического, с оттенками психиатрии, любоначалия.