September 23rd, 2012

Как вороны для меня орехи кололи.

В Феодосии, в районе Морсада живут вороны, которые осенью подбирают грецкие орехи и бросают с большой высоты на асфальт. Те падают и часто от удара раскалываются. Причём ворона кидает много орехов (летая за каждым в чей-то сад поблизости), а потом ходит и собирает урожай. А так как этим занимается целая стая, то орехи падают с интервалом в 5-10 секунд. Иногда, проходя мимо, я начинаю помогать воронам. Нет, я не летаю за орехами. Я помогаю их есть. Хожу, выбираю те орехи, которые при падении раскололись -- и ем их наперегонки с воронами.

Люди -- самое слабое звено в творчестве Набокова.

Прочитал "Камеру обскуру" Набокова. Она меня даже захватила. Её можно рассматривать как репетицию, подготовку перед "Лолитой". Но, надо отдать должное, люди -- самое слабое место в творчестве Набокова. Они несколько выморочны и не отличаются жизненной убедительностью. Одно дело, на полстраницы обрисовать один закат, и через пять страниц расписать другой. Другой дело, человек -- которого ты тащишь через весь роман, сохраняя в нём единую, присущую только данному индивидууму, логику поступков, поведения, особенностей речи, восприятия мира, построения отношений... А Набоков здесь -- спринтер, бегун на короткие дистанции, который на длинных выдыхается и начинает путаться.
Каждый из нас может иногда вести себя иррационально, непонятно (даже для самого себя), способен на какие-то мелкие сумасшествия и сумасбродства. Но у набоковских героев слишком много необъяснимых логикой предыдущей их жизни поступков. Поэтому герои проходные, эпизодические, вынырнувшие на пару страниц, у него гораздо живее и убедительнее главных действующих лиц.
Collapse )

Мемуары и мемуаристы.

Читаю книгу А.Ю. Щербакова «Гражданская война. Генеральная репетиция демократии».
О бандитизме бойцов будёновской 1-й Конной писал ещё Исаак Бабель, сам бывший в ней бойцом. О еврейских погромах, об обозах награбленного барахла, возимого за её бойцами и командирами…
Щербаков, в том числе, пишет о конкретных событиях конца сентября 1920 года, когда будёновцы стояли на «отдыхе» в Рогачёве под Гомелем (Белоруссия). «Отдыхая», бойцы Красной Армии, грабили и убивали местный евреев. А заодно – и неевреев. А когда им стали мешать – перебили 27 местных милиционеров. На это командование до поры – до времени ещё готово было закрывать глаза. В конце концов, доблестные защитники революции имеют право на какую-то культурную программу… Но когда они, до кучи, застрелили надоевшего им своим морализаторством комиссара 6-й дивизии – информация пошла наверх. Это уже было прямым посягательством на руководящую и направляющую роль партии.
Collapse )