September 4th, 2012

Цензуру, как и шлагбаум, почти всегда можно обойти.

Зинаида Гиппиус в документальной повести «Маленький анин домик. Вырубова» (о Григории Распутине) пишет, что в газетах по распоряжению царя было строжайше запрещено даже упоминать имя Распутина. Шла война и опубликовать что-то в легальной прессе в обход цензуры было невозможно.
Поэтому, когда Распутина убили «Газеты писали: «Одно лицо было у другого лица ещё с несколькими лицами. Первое лицо после этого исчезло. Одно из других лиц заявило, что первое лицо у второго лица не было, хотя известно, что второе лицо приехало за первым лицом поздно ночью» и т.д.»

Суд.

Встал сегодня в 6 часов, чтобы успеть до выхода из дома постирать и повесить своё барахло. И, пока работала стиральная машина, я неожиданно для самого себя написал такой рассказ:

Мутно-голубые выцветшие глаза судьи смотрели на меня.
Неожиданно судья оттянул веко и вынул контактную линзу, потом другую: Не люблю бутафорию. Я сторонник всего натурального и естественного.
Вместо глаз у него теперь были чёрные и бездонные провалы глазниц – как у черепа. Я подумал, что сейчас он ещё снимет с лица кожу – и я действительно увижу череп. Но продолжения не последовало.
-- Итак, вы обвиняетесь в злостном, коварном обмане автомата по продаже газированной воды. В 1964 году.
-- 64-м? Это значит, мне было 7 лет.
-- Возраст не имеет значения. Главное – деяния.
-- Так вы мне ещё предъявите обвинение в том, что в месячном возрасте я ни за что, ни про что описал соседскую бабушку. Мол, однозначное хулиганство – и точка.
-- Будет жалоба – мы будем рассматривать и это обвинение.
-- А кто истец в данном случае? Кто подал на меня эту жалобу?
-- Автомат по продаже газированной воды. Тот самый, который вы так подло обманули.
Collapse )

Шалом, Израиль. Как я искал жильё на территориях.

У евреев явно есть чувство юмора. Я и раньше в этом не сомневался. Но в последнее время жизнь подбрасывает дополнительные тому подтверждения.
Особенно чувство юмора развито у тех израильтян, кто имеет лишние квадратные метры и готов их сдавать.
Искал я себе жильё в Иерусалиме. Оказалось, что за те деньги, что я могу позволить себе потратить на аренду, квартиру снять сложно. Только комнату. Люди посоветовали искать в Гиват-Зееве. Это на территориях (тех, которые в международной практике называют оккупированными), но всего в 10 километрах от Иерусалима. А у меня как раз начались занятия на языковых курсах – и мне пять дней в неделю надо бывать в городе. Ну, думаю, буду ездить на автобусе.
Знакомая девочка Аня нарыла в Интернете адреса и телефоны. Большое ей за это спасибо! Созвонились, взял в качестве переводчика сына, и мы поехали на территории: сперва в посёлок Хар-Шмуэль, потом в Гиват-Зеев.

Хар-Шмуэль.



Collapse )