May 18th, 2012

Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)

Оригинал взят у motorblock в Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)
Оригинал взят у darina2486 в Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)
Оригинал взят у pybikon в Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)
Оригинал взят у mehanoid в Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)
Оригинал взят у iov75 в Дореволюционные жалования и их эквиваленты в советских и современных деньгах (интересно)
Очень многие задают вопрос, сколько получали до революции русские люди, и на что хватало этих денег. Возьмем для примера жалование внетабельного канцеляриста, то есть чиновника, не достигшего даже чина коллежского регистратора. В рублях оно составляло 37 рублей и 24 с половиной копейки. В те годы существовал золотой стандарт, и каждый рубль содержал в себе 17,424 доли чистого золота, то есть 0,774235 г в пересчёте на метрические меры. Поэтому зарплата канцеляриста равна 28,836382575 грамма золота. Если мы разделим этот вес на нынешнее золотое содержание рубля – а рубль содержит сегодня 0,007494 грамма золота, то получим 38 479 рублей и 27 копеек по состоянию на 19 октября 2010 года.




Как видим, русский дореволюционный рубль равен 1040 современным рублям 27 копейкам. Напомним, что в 1983 году он был равен 7,45 советского рубля, который таким образом, равен ныне 139 российским.

А сколько же тогда получал русский рабочий? Средняя зарплата в первой половине 1914 года составляла в Петербурге 22 рубля 53 копейки – 17,44351455 граммов в пересчете на золото. Умножим эту сумму на 1040,27 и получим 23 437 российских рублей. В советских деньгах это, соответственно, 168 рублей 85 копеек. А теперь заглянем в таблицу зарплат 1897 — 2010 годы, из которой видно, что в 1983 году средняя зарплата в СССР составляла 165,75 копеек, то есть, примерно столько же, сколько и получал русский рабочий до революции. Но ведь зарплата рабочего это не есть средняя зарплата – средняя зарплата в России 1913 года составляла 37,5 рубля, что почти в точности соответствует вышеприведённому жалованию внетабельного канцеляриста.
А сколько, спросите вы, тогда стоили продукты? Фунт мяса в 1914 стоил 19 копеек. Русский фунт весил 0,409 512 41 грамма. Значит, килограмм, будь он тогда мерой веса, стоил бы 46,39 копеек – 0,359 грамма золота, то есть 373 рубля 46 копеек. Таким образом, рабочий мог купить на свое жалование 48,6 килограмма мяса, если бы, конечно, захотел. Внетабельный же канцелярист мог затарить свой ледник 80,26 килограммами.
В советских деньгах дореволюционное мясо стоило бы 3 рубля 48 копеек. Советское же мясо стоила в том самом 1983 году 4 рубля 50 копеек, так что на советскую зарплату его можно было купить лишь в количестве 36,833 кг, то есть, в 1,29 раза дороже, чем до революции. Теперь давайте посмотрим, сколько стоило снять жильё. Аренда жилья стоила в Питере 25, а в Москве и Киеве 20 копеек за квадратный аршин в месяц. Эти 20 копеек сегодня составляют 208 рублей, а квадратный аршин – 0,5058 м². То есть, месячная аренда одного квадратного метра стоила в 114 году 411 рублей. Квартиру в сто квадратных аршин наш канцелярист снимал бы в Питере за 25 рублей в месяц. Но он такую квартиру не снимал, а довольствовался подвальной и чердачной каморкой, где площадь была поменьше, а арендная ставка – пониже. Такую квартиру снимали, как правило, титуляшки – титулярные советники, получавшие оклад на уровне армейского капитана, но без добавочных денег, введённых для армейских офицеров с 1 января 1909 года. Голый оклад титулярного советника составлял 105 рублей в месяц (109 тысяч 228 рублей) в месяц. Таким образом, 50-метровая квартира обходилась титуляшке менее чем в четверть жалования.
*Совпадение окладов у капитана и надворного советника не означает соответствия этих чинов друг другу.

из budget.mirtesen.ru

Точильщики, старьёвщики, лудильщики, золотари...

­

Эту фотографию я сделал в конце 1990-х. Последний, виденный мною в Москве точильщик. Станок работает от электропривода.

Молодым уже надо объяснять, что раньше точильщиками назывались не только жучки, но и люди. Они ходили по городу, забросив на плечо нехитрый точильный станок – и затачивали всем желающим ножи. Потому что в советской стране производили не только самые плохие в мире автомобили, пылесосы и телевизоры, но и точно такие же ножи. Как только страна перешла на китайские ножи – нужда в точильщиках пропала.

Российская империя. Точильщик в походном положении -- со станком на плече. Фото взято с http://apdance1.livejournal.com/10388.html

Collapse )

Израиль. Тусовочные мемуары как особый жанр русской еврейской литературы.

И какой еврей не мнит себя великим русским писателем… 

Еврея из Йемена или Марокко вряд ли охватывает зуд литературного творчества. Его глаза не мозолят примеры всемирно знаменитых соотечественников. Но если у тебя в школе были пятёрки за язык Чехова и Достоевского, если ты приехал из Москвы, где одному только Льву Толстому посвящены три музея… Мысли о том, что и ты бы мог… волей неволей приходят в голову.

Воспоминания пытаются писать не только известные люди. И не только о знаменитостях. Но в России подобных книг обычно не издают. В Израиле, как я понял, таких книг издаётся множество. Пусть даже и за счёт авторов. В России могут издать книгу о малоизвестном человеке, но только, если книга написана так, что её интересно читать достаточно широкому кругу людей. У книги должна быть, пусть даже специфическая, но достаточно большая аудитория. Иначе она мёртвым грузом будет засорять полки книжных магазинов.

В Израиле же еврей, у которого нет ни литературного опыта, ни уникальной информации о значительных событиях, но которому всё равно хочется напомнить человечеству о своём существовании, запросто садится писать воспоминания. Это часто встречаемая иллюзия, что написание воспоминаний о своей жизни делает её более значительной. В мемуарах автор всегда старается подчеркнуть важность своей роли в тех или иных исторических событиях, упомянуть о близком знакомстве с известными людьми – особенно умершими, которым не придёт в голову бесплодно вспоминать, кто же это такой…

Collapse )