April 4th, 2012

Роль глаголов в языке

       Для понимания текста, наверное, важнее всего глаголы – их постоянство и преемственность.

Нынешние дети слушают написанные сто лет назад рассказы и сказки, в которых куча непонятных для них слов. Они не знают, что такое рукомойник, управдом, калоши… Но из стоящих рядом глаголов понятно, что управдом – это какой-то дядька (потому что он пришёл и сказал), калоши – обувь (мальчик надел их на ноги), а в рукомойнике, как бы он ни выглядел, моют руки.

Так же и взрослые, читая классику 19-начала 20 веков, не понимают уже значения многих слов, но особо этим не напрягаются, потому что из глаголов могут догадываться, хотя бы в общих чертах, о характере этих терминов. Например:

Дед Макар встал с полатей, накрутил на ноги онучи, надел лапти и вышел из светёлки к стайке. Потом пошёл на гумно, по дороге скорбно оглядев поле замёрзших от бесснежья озимых. (Текст я придумал сам на ходу ).

Уже и большинство деревенских не знают, что такое онучи и полати. Не говоря о городских, которые ничего не могут сказать ни про гумно, ни про озимые. И ничего, читаем тексты с кучей незнакомых слов – и получаем от этого удовольствие. Нам то в них важнее всего характеры, взаимоотношения людей… -- а это остаётся неизменным и сотни и тысячи лет.

Вот когда меняются глаголы, когда не понимаешь, что именно делают герои – тогда  по-настоящему малопонятным становится уже весь текст.

Киев. Владимирская церковь.




Все, наверное, подумали, что я буду рассказывать про Владимирский собор с васнецовскими росписями и иконами. Есть такой в Киеве. Красуется на почётном месте в любом путеводителе.
Но почти напротив него, надо просто по диагонали влево перейти через бульвар Тараса Шевченко, есть ещё одна церковь имени святого равноапостольного Великого князя Владимира. Занимающая пару комнат в старом дореволюционном корпусе 18-й городской больницы. Комната побольше -- молельный зал, поменьше -- алтарная часть.

Collapse )

Язык. Зачем изучать Пушкина.

Язык меняется, меняется очень быстро. Он не может не меняться. Но необходимо сохранять преемственность языка. В том числе и для этого надо изучать в школе Пушкина, Гоголя, Лермонтова… Иначе через 100 лет наши праправнуки просто не будут их понимать, как сегодня даже старые, родившиеся в начале века, люди с трудом уже понимают тексты петровских времён (всего лишь трёхсотлетней давности). И они не могут прочесть ни книг, ни указов, ни писем тех времён, даже если таковые сохранились в их доме.


Collapse )