February 19th, 2012

Литература. Русская и украинская.

Для меня не является загадкой, почему украинская литература непропорционально слаба качеством перед русской. То есть, если в мире живёт, скажем, 150 миллионов русских и около 50 миллионов украинцев, то на 10 талантливых русских авторов за 100 или 200 лет должно приходиться 3 украинских такого же масштаба. Но с грустью обнаруживаем, что общепризнанными в мире авторами масштаба Толстого, Бунина, Чехова, Шолохова… украинская литература не обладает вообще. Почему? Потому что родившиеся на Украине Гоголь, Булгаков, Бабель… предпочитали писать на русском языке. А Захер-Мазох – на немецком. Даже сегодня, после двух десятилетий насильственной украинизации страны, автор пишущий на державной мове в потенциале может рассчитывать только на максимум 30 миллионов читателей, а для русскоязычного автора потенциальная аудитория – 250 миллионов. Одного этого достаточно, чтобы человек, хорошо знающий два языка, но верящий в свой талант и не нуждающийся в государственных подачках и преференциях (типа, роман, конечно, слабенький, но зато – на державной мове), писал бы на русском. Не случайно самый успешный и издаваемый в мире украинский писатель – Андрей Курков – пишет всё на русском. На русском писали или дублировали свои книги киргиз Айтматов, чукча Рытхэу и многие другие… Думаю, это проблема всех двуязычных стран или стран с национальными меньшинствами – самые талантливые авторы всегда в них будут писать на том языке, который обеспечивает большую аудиторию.

Для чего нам вообще нужны начальники


Правительство ничего не производит. Оно только распределят. Оно забирает у одних и отдаёт другим. Собирает с миру по нитке в общий котёл, из которого потом каждому что-то даёт. При этом у человека не должно складываться впечатление, что этот обмен для него убыточен, что он ему вообще нужен и полезен. Если у человека будет постоянно ощущение, что он отдаёт в общий котёл в 10 раз больше, чем получает из него, он может перестать работать или взбунтоваться, желая восстановить справедливость. Никому не интересно работать на чужого дядю.


Collapse )

Страшная тайна авиаторов.

У меня такое ощущение, что все авиакомпании мира -- дочерние предприятия чемоданных фабрик. И их основная задача -- обеспечивать работой свои головные структуры. Как они, гады, варварски обращаются с нашим багажом.  Причём, речь идёт не только о российских авиакомпаниях и внутренних рейсах. Западные авиакомпании ведут себя точно так же.

Можно 10 лет ездить с одним чемоданом по железной дороге, но  при авиаперелётах чемодан превращается в одноразовый расходный материал.

В советские времена, кстати, над багажом так не издевались. Потому что чемоданные фабрики в те времена не могли ещё скупать авиакомпании. А теперь, как я понимаю, это стало правилом.

В своё время меня порадовало появление широкофюзеляжного ИЛ-86 (первые полёты 1976, начало коммерческой эксплуатации -- 1980). В этом самолёте пассажир сам укладывал свой багаж в специальные ячейки на первом этаже, получая на него номерок у проводницы. А на выходе забирал всё и сразу ехал в город.  Мало того, что это способствовало сохранности багажа, так ещё и значительно экономило время.

Нежели таких самолётов больше не будет? Хотя, понимаю, производители чемоданов в таком самолёте вовсе не заинтересованы.


Обновка


У бога явно есть чувство юмора. Сидит наверху на облачке, смотрит на нас сверху, улыбается: Мол, эти простофили думают, что на четвёртый-то раз у них будет мальчик. А вот фигушки! Я им опять девочку организую. 
Сегодня в 6.40 утра у меня появилась четвёртая внучка.

Такой страшный русский язык


В Латвии прошёл референдум о придании русскому языку статуса второго государственного. Четверть населения высказалась за, три четверти – против. По условиям референдума русский стал бы государственным, если бы за него проголосовало более половины населения. 

То есть, русский остался в Латвии без стратуса – так же, как амхарский или суахили. При том, что на нём говорит четверть населения, а знает его минимум три четверти. «Аргументы недели» пишут, что «во втором по величине городе Латвии Даугавпилсе предложение одобрили 85% жителей». Это при том, что каждый 7-й житель республики не имеет её гражданства – зачастую именно по языковым причинам. Иначе процент голосовавших «за» был бы ещё выше.


Collapse )