February 10th, 2012

Об экстремизме и экстремистах

В 

В экстремистские организации и тоталитарные секты часто идут тихие и воспитанные девочки и мальчики. Потому что именно такие больше всего поддаются чужому влиянию. Потому что они с детства привыкли слушаться и инстинктивно ищут по жизни кого-то, кто указывал бы им, что и зачем надо делать.

Членов таких организаций обычно чётко можно разделить на тех, кто взрывается сам, и тех, кто хочет руководить взрывами других, но сам взрываться не собирается. Вообще в мире очень много людей, толкающих других на амбразуры, но совершенно не рвущихся закрывать их собой.

Ночные войны спецназа

Играл 

Играл с ребятами в пейнтбол. Игра, которая даёт достаточно развёрнутое представление о некоторых аспектах войны настоящей. Во время боя хоть в лесу, хоть в городе, хоть в траншеях почти невозможно разобраться, где свои, а где – чужие. Поэтому солдаты постоянно открывают огонь по своим – элементарный инстинкт самосохранения требует сперва стрелять, а уже потом – разбираться.

Слушал по радио одного нашего военного эксперта. Он рассказывает, что американцы в Ираке, откуда они уже ушли, и в Афгане стараются не вести контактных боёв днём. Только ночью. У них каждый солдат имеет системы ночного видения, распознавания «свой-чужой», связи – ночью превосходство таких солдат над вооружёнными только автоматами моджахедами просто тотальное. В полной темноте американец видит поле боя, как в сумерках, он знает, где находится каждый его коллега и может координировать с ними все свои действия. Боюсь, что наши солдатики-пехотинцы вооружением отличаются от моджахедов только наличием каски и бронежилета.