January 10th, 2012

Революция и террор.

Любая революция заканчивается вырезанием революционеров.

Во-первых, по мере приближения к корыту усиливается межфракционная и межличностная борьба – тёплых должностей и больших квартир всегда меньше, чем желающих их получить.

 Во-вторых, захватив власть, надо управлять страной. А это требует иных навыков и иного опыта, чем поднимание на бунт всякой черни. И пламенных агитаторов сменяют, начинают оттеснять от руля чиновники. В условиях мирного времени революционеры, пассионарии обычно оказываются ни на что не годными, а так как они имеют какое-то влияние в народе – их не просто убирают с руководящих постов, но и, на всякий случай, убивают. Чтобы не устроили ещё одной революции.

Мне кажется, что репрессии 1937-38 годов против командного и начальствующего состава были отчасти ещё и таким вот избавлением от балласта. Людей, которые кичатся своими заслугами и требуют высоких постов, но делать при этом абсолютно  ничего не умеют.

С одной стороны, уничтожали самых способных и выдающихся – потому что они на виду и слишком многим мешают – им завидуют, их конкуренции боятся. С другой стороны, уничтожали самых никчёмных – но с заслугами и претензиями.

Видел по телевизору лидера «Левого фронта» Удальцова. Слишком похож на маргинала, умеющего только размахивать флагом и звать на баррикады. Нынешний режим регулярно сажает его в кутузку – и это после падения режима даст ему основания требовать свою долю власти. Мол, мы боролись против Путина, мы участвовали в его свержении – никто не может оспаривать наших заслуг, поэтому мы требуем для себя мест в Думе и кабинете министров. А дальше эти козлы заваливают всё, за что берутся – и у всех остальных возникает острое желание от них избавиться. В наше время расстреливать никто не станет, но перед организацией каких-то дискредитирующих подстав не остановятся. Потому что их непрофессионализм и профнепригодность для их таких же малокультурных соратников вовсе не очевидны, а если их поймают, скажем, на контрабанде героина или вечеринке с проститутками…

Диалектика души

Любящий порассуждать о духовности Станислав Говорухин возглавил предвыборный штаб главного казнокрада страны Путина. С одной стороны, Станислав Сергеевич постоянно льёт слёзы по поводу обижаемого и обираемого властью простого народа, с другой – изо всех сил старается дружить с теми, кто этот народ обижает и обирает. Потому что именно они раздают ордена и материальные блага. Потому что дружба с ними – самый короткий путь к успеху. Хочется и борцом за народ себя ощутить, и собственные интересы при этом соблюсти.

Подтверждение любви

Очень не люблю, когда в магазине дети начинают клянчить: Купи это… Ну, тогда это… Ну, хоть что-нибудь купи…

Вот эта логика «хоть что-нибудь» мне всегда была чужда. Я понимаю, ребёнку, может, в этом магазине не нужно ничего. Но выполнение его просьбы – это как бы признание, знак любви.  И он добивается именно этого. Лично за собой я подобного не помню даже в детстве. Какие-то бессмысленные знаки внимания и подчинения мне никогда ни от кого нужны не были.

Закономерность коммунистического террора

«Коммунистическая власть (при Сталине и немного еще по инерции спустя) была особой системой, построенной на перманентном терроре и террор этот должен был касаться всех - включая министров и членов Политбюро (кроме того, кто олицетворял саму машину - товарища Сталина). Перманентный террор был не следствием ошибок, психической болезни вождя, или недоработки машины власти, а самой ее существенной чертой - как скажем, убой скота на бойне есть основная функция и конституирующая особенность ее работы.»

Валерий Лебедев   http://www.lebed.com/2010/art5708.htm

Карьера

 Она не понимает, что её взяли для руководства отделом, а не для ролевой игры в начальницу. Потому что изображать начальницу у неё получается хорошо, а руководить работой – не получается вообще.