avderin (avderin) wrote,
avderin
avderin

Categories:

История одной жизни.

Году так в 1973-м, мне было лет 15 или 16, с одной своей знакомой я попал в дом престарелых в Тушине, в Москве. Она пошла туда с другом своего отца – навестить ещё одного их общего знакомого. А я увязался за компанию.
Дедку в казённом заведении было уже, наверное, лет 80. Я даже не запомнил, как его звали, но до сих пор помню фамилию – Тутубалин. Больше я людей с такой фамилией никогда не встречал. Правда, полез сейчас в Инет – и обнаружил, что Тутубалиных очень много. Возможно, у них у всех общий предок.
О «своём» Тутубалине смог выяснить очень немного – только его инициалы «Г.Г.». Как выяснил? «Мой» Тутубалин был автором широко используемого в авиа и судостроении слоистого пластика на основе пропитанной смолой древесины. Этот материал и назвали-то в честь него балинитом («туту» отбросили для краткости). Сунулся в Инет – оказалось, он применяется до сих пор. Всеми забытый человек умер в богадельне, а его изобретения продолжают пользуются спросом. Я не помню, были ли у Тутубалина дети, и почему он доживал свой век в интернате. Кстати, сам интернат, обстановка в нём, его персонал произвели на меня тогда приятное впечатление. Да и контингент наводил на мысль, что всех подряд сюда не берут.
Вначале я дал побалакать старикам, а потом стал распрашивать Тутубалина про его жизнь. Ещё по дороге мне успели о нём кое-что рассказать. Дед обрадовался новому человеку и с удовольствием рассказывал, показывал фотографии, документы… Так что всё, что я сейчас буду говорить – это не просто с чьих-то слов. Передо мной был вывален ворох бумажек на бланках и с печатями. Каждое слово было документально подтверждено. Смешно, но я 40 лет помню какие-то детали того разговора. И если и могу ошибаться в каких-то мелочах, то главные детали в моей памяти всё же сохранились.
Г.Г. Тутубалин был членом большевистской партии с дооктябрьским стажем. Чем он занимался в момент февральской, а затем октябрьской революций? Он был прапорщиком – шифровальщиком на радиостанции, по-моему, в Царском Селе. В общем – это была самая мощная в России радиостанция и использовалась она для нужд правительственной связи. Связь с фронтами, провинциями, воинскими частями… Всё было под колпаком у большевиков. Естественно, начальство понятия не имело, что их шифровальщик – тайный большевик.
После октябрьского переворота партия не забыла заслуг прапорщика – и он был назначен комиссаром одного из фронтов. То есть вчерашний прапорщик стал как бы его командующим. Правда, не единоличным – была создана коллегия из трёх человек. В любом случае под его началом оказались десятки армий и дивизий. Но руководство сразу миллионами озверевших от войны солдат, видно, из-за отсутствия опыта, у прапорщика не пошло – и вскорости его оттуда убрали. В первые послереволюционные годы никого не удивляли ни такие молниеносные возвышения, ни такие же быстрые падения.
Проблемы с продовольствием начались ещё при царизме и были одной из основных причин его падения. Большевики же быстро довели страну до откровенного голода. И вот товарищ Ленин узнаёт, что в Сибири местные, когда нет коровьего и подсолнечного масла, пользуются вместо него кедровым. После этого предсовнаркома специальным распоряжением (текст его есть в ПСС В.И. Ленина) отправляет в Сибирь товарища Тутубалина – для заготовки кедрового масла, призванного хотя бы отчасти решить продовольственные проблемы молодой республики. Но всеобщую разруху кедровым маслом не разрешишь – и глобальными проблемами наш герой какое-то время больше не занимался.
Было ему тогда всего-то лет 25. И, забив на карьеру в этом сумасшедшем постреволюционном мире, он просто пошёл куда-то учиться. Мне показывались и фотографии, и грамоты, и дипломы – но не помню я, что и где он тогда закончил. А вот закончив – начал очень успешно делать научную карьеру. К началу войны он уже возглавлял большое научное подразделение (где и какое, к сожалению, не помню). Получал награды, авторские свидетельства.
В 1950 году он получил патент на способ получения древесного пластика балинита. Вот здесь-то я могу, наконец, сослаться на базу советских патентов в Инете http://patentdb.su/1-84560-sposob-polucheniya-drevesnogo-plastika-balinita.html.
Этот материал сразу нашёл себе широкое применение в авиастроении – и автор был выдвинут на Сталинскую премию.
В это время науку (во всяком случае, оборонную, однозначно) в СССР курировал зампредсовмина СССР товарищ Берия. И вот группа маститых учёных написала письмо товарищу Сталину. Что не всё у нас благополучно в этой, курируемой товарищем Берией, науке. И, наряду с отдельными успехами, есть такая масса вопиющих недостатков…
Письмо вовсе не было жалобой на Берию. Речь шла о проблемах советской науки и о том, как их можно решить.
В лучших советских и российских традициях товарищ Сталин вызвал Лаврентия Павловича и сказал, вот, жалуются на тебя… Надо бы нам в ближайшее время всем собраться и обсудить то, что здесь написано. Товарищи выскажут своё мнение, ты своё – будем разбираться.
Берия правильно понял, что раз он ответственный за науку, то и отвечать за все просчёты в ней придётся именно ему. После этого все подписанты письма начали стремительно исчезать. Их как-то совсем случайно переезжали машины, они нечаянно падали с балконов… Или просто исчезали без всяких следов. Видимо, боясь справедливого народного гнева, сбегали к своим заграничным хозяевам.
Формально Берия внутренние дела уже не возглавлял. Но возглавляли их поставленные им и зачастую от него зависящие люди.
Тутубалина вызвали в Москву. Как раз на эту встречу с Берией и Сталиным. Я не помню, где именно он тогда жил или был. Он сел в поезд. В дороге к нему подошли люди с военной выправкой, показали свои удостоверения и сказали, что хотят задать несколько вопросов. Чтобы никто не мешал, предложили побеседовать в тамбуре. Таким людям в то время отказать было невозможно.
В тамбуре один из них заранее припасённым ключом открыл дверь, а двое других взяли нашего героя под белы руки – и на ходу выкинули из поезда. Его нашёл путевой обходчик. Без памяти, без документов, с пробитой головой и кучей переломов.
Несколько месяцев его выхаживали в какой-то больнице. Придя в сознание, он сразу понял, что ни в коем случае нельзя себя называть. Придут и добьют. Несколько лет изображал, что вообще не помнит, кто он. В больницу пациент поступил в таком виде, что врачам в голову не приходило подозревать в нём симулянта. Когда срослись переломы – его перевели в психиатрическую лечебницу. А куда ещё девать человека, который не помнит даже своего имени?
Уже из психушки он тайком связался со своими друзьями. В том числе, и тем дедком, вместе с которым мы к нему пришли в интернат. И те перевели его в психиатрическую клинику, которой заведовал их общий знакомый. Там у него, как у буйного и социально опасного, была отдельная палата с письменным столом и кульманом. Друзья привозили ему приборы и химические реактивы – пациент психушки в одиночку продолжал заниматься научной работой. Санитарам и сёстрам главврач объяснял, что это у пациента такая болезнь – он не помнит своего имени и даты рождения, но зато помнит все формулы. Сами понимаете, психика человека – тёмный лес.
Опасаясь связываться со своими старыми заказчиками в авиационной промышленности, Тутубалин начал работать на медицину. Создавать приборы для регистрации мозговой деятельности и всяких таких вещей. Главврач подавал заявки на изобретения в патентное ведомство, которое выдавало авторские свидетельства на условное имя, данное пациенту в больнице. После окончания этого маскарада пришлось все авторские переоформлять на своё настоящее имя. Изобретателю даже деньги за это платили.
Сталинская премия, естественно, накрылась медным тазом. По причине исчезновения номинанта.
А тут, слава богу, и товарищ Сталин умер. А заодно и товарища Берию расстреляли.
Я держал в руках потрясающий документ. Выписка на бланке психиатрической больницы с печатями и подписями членов врачебной комиссии. Приблизительно такого содержания:
Пациент имярек поступил в больницу с полным расстройством памяти, в течении таких-то годов не помнил даже своего имени, страдал (далее целый букет тяжелейших психиатрических диагнозов – в общем, полная невменяемость). За время пребывания в больнице пациент получил авторские свидетельства на (целый список), разработал методики (ещё один список), опубликовал статьи в научных журналах (третий список). Благодаря новым методикам лечения пациент вспомнил, кто он, полностью излечился и теперь, являясь совершенно здоровым человеком, может возвращаться к нормальной жизни.
Естественно, главврач не мог признаться, что он прятал в больнице от властей совершенно нормального человека, с которым его связывали старые отношения. Во всех бумагах пришлось писать, что пациент раньше был болен, а теперь выздоровел.
В тот момент наш герой разменял уже седьмой десяток. Видно, предыдущие приключения и травмы успели его несколько утомить. Он больше не рвался ни в лауреаты, ни в командующие фронтом. Да его, как старика, проведшего несколько лет в психушке, уже никуда и не звали.
Вот такая жизнь. О которой никто и не знает. Но о которой можно писать книги и снимать фильмы. Особенно про психушку.
Tags: История, Люди, Общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments