avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Августовский путч 1991 года. Продолжение
avderin



Я еду на машине по проспекту Калинина (Новый Арбат). Снимаю на ходу через лобовое стекло. Машин почти нет. Пешеходы бредут посреди проезжей части. Весь центр города в пределах Садового кольца выглядит приблизительно так же. В Советской стране автомашина – роскошь. Деньги на неё обычно копят полжизни. И советский человек скорее будет рисковать жизнью, стоя в карауле около оплота демократии с лёгким сосновым дрыном, чем рисковать собственным авто. Его в такое смутное время лучше оставить в тихом дворике. Несколько дней я езжу по городу, игнорируя знаки и разметки: где хочу – сворачиваю, где хочу – разворачиваюсь. Машин почти нет. Милиции тоже. Опасаясь быть втянутой в политические разборки, она в основном отсиживается по отделениям. Редким гаишникам на улицах с танками тоже наплевать на подобные нарушения.


В ночь с 20 на 21 августа радиостанция «Эхо Москвы» передаёт, что Белый дом атакуют танки. Я выхожу во двор и сажусь в машину. Пытаюсь отбиться от жены, но не получается – приходится взять с собой и её.

Подъезжаем к тоннелю под Новым Арбатом, забаррикадированному днём автокранами и троллейбусами. Видим, что под мостом, пытаясь прорваться через заслоны, мечется несколько гусеничных бронемашин. Разворотив троллейбусы, они сумели попасть под мост, но путь к отступлению на наших глазах им перекрыли тяжёлыми грузовиками – разметать которые они уже не могут – не хватает веса. Танкисты явно перепуганы. Они заперлись в машинах и, пытаясь вырваться из западни, таранят стоящие на пути троллейбусы, которые, в отличие от автокранов, удаётся немного сдвинуть. Вокруг бегают люди – в основном молодые ребята. Некоторые пытаются взобраться на броню. Именно тогда и погибло трое молодых ребят: Илья Кричевский, Дмитрий Комарь, Владимир Усов. Никто не давил их специально. Просто у бронемашины очень ограниченный обзор. Моя жена непонятно зачем подходит к остановившемуся танку. Внезапно он начинает разворачиваться. Колёсная машина при развороте уезжает вперёд. Танк же или трактор крутятся на месте – и очень быстро. Я едва успеваю выдернуть из-под гусениц свою бестолковую бабу. Ещё полсекунды -- и её размазало бы по асфальту. Одним Героем (точнее Героиней) России было бы больше.  Так что из-за меня она осталась без Золотой Звезды.

        Бронемашина уезжает под мост. Через минуту оттуда машут белой майкой на палке – мол, мы сдаёмся. По лицам солдат вижу, как они напуганы, похоже, ждут, что толпа их просто растерзает. Но вместо этого начинается братание: Ребята, вы с нами?  – Конечно с вами! – отвечают вмиг повеселевшие ребята. Экипаж другой БМП выскочил из своей машины и, стреляя в воздух, прорвался сквозь толпу и убежал.

Первая же военная акция в этом противостоянии продемонстрировала генералам из ГКЧП, что на армию рассчитывать не следует. Делаю несколько снимков. Темно, но главное даже не это – временами усиливающийся дождь вообще не позволяет достать взятый с собой ЛОМО-компакт.

Четыре бронемашины под мостом – сразу после сдачи. На броне сидят пацаны, которые несколько минут назад запросто могли попасть под их гусеницы.

Толпа приветствует выползающие из-под моста БМП.



 Истерзанные танками троллейбусы.




 Эти люди на этом месте остановили танки. Пацаны на ходу запрыгивали на бронемашины. Куртками закрывали смотровые приборы, монтировками пытались открыть люки...

Шёл дождь. Тела погибших увезли, но от каждого из них на асфальте остались пятна крови,  куски мяса и обрывки одежды. Рядом со мной стоял музыкант Стас Намин и на английском языке объяснял двум иностранкам, что такое революция в России и с чем её едят. Над головой вереницей светлячков летели в сторону Белого дома очереди трассеров – потом оказалось, что это со стороны Нового Арбата стреляли из пулемёта по башне Белого дома, где в тот день размещался корпункт «Эха Москвы».
Мы пошли к Белому дому. Оттуда доносились звуки музыки. На ступенях играл оркестр. Дождь заливал барабаны и каждый удар по ним поднимал веер светящихся в свете прожекторов брызг. Естественно, все знали о погибших. Но знали и о том, что враг не прошёл. Это придавало уверенности. Мокрые и усталые, люди стояли в тревожном ожидании – ждали, что сейчас появится колонна больших танков и начнёт давить и их. Но почти никто не уходил. Тогда я вспомнил про сместившую иранского шаха исламскую революцию 1978-79 годов. Это была череда многолюдных митингов и манифестаций – их расстреливали, давили танками, но люди собирались вновь и вновь – толпа становилась всё больше и больше. Чем больше крови проливалась – тем больше безоружных людей выходило на очередную манифестацию. И власть сдалась – шах бежал.



 Раннее утро 21 августа. Светает. Баррикады на Горбатом мосту. Все ждут атаки.

 Эти люди всю ночь под дождём простояли около Белого дома.

 Самые предусмотрительные захватили с собой палатки.

 Дизель-генератор и передающая телевизионная станция около Белого дома.





 Из сообщений радио народ узнавал, что после неудачной ночной атаки стан врага покидают все, кто может. Начальники всех уровней один за другим перебегали к Ельцину. Руководители городов, областей, командующие военными округами заявляли, что считают законной властью и будут слушаться только президента Российской Федерации. Напряжённость спадала. Открыли метро – и промокшие, продрогшие, замёрзшие люди потянулись к дому. На брусчатке мостовой остались валяться картонки и пакеты, которыми они пытались закрываться от дождя.
...
Продолжение следует...



?

Log in

No account? Create an account