avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
В наше время спецслужбы занимались атомными секретами.
avderin
Юлия Латынина. Это Москвы. http://echo.msk.ru/programs/code/1765000-echo/
История о том, как на сочинской Олимпиаде было организовано валовым способом применение допинга.
Основана она на откровениях Григория Родченкова, экс-главы Московской антидопинговой лаборатории, который сбежал в США, потому что два его ближайших коллеги после начала скандала просто-напросто погибли.
В данном случае, если верить откровениям Родченкова, собственно, это то, что сочинская Олимпиада была хорошо организованным допинговым мошенничеством в особо крупном размере. И, собственно, на минуточку, как это было устроено, даже безумно интересно, потому что каждый спортсмен накануне игр – он сдает на допинг-тест мочу, соответственно, две пробы, А и Б. Проба А вскрывается немедленно, Б хранится 10 лет. Бутылочки вот эти, в которых сдают мочу, производят специальная швейцарская компания Berlinger. И на крышечке этой бутылочки уникальный номер. Вскрыть бутылочку, не повредив крышечки, невозможно. Ну, естественно, это невозможно для одинокого врача. Если на решение этой важной народохозяйственной задачи брошены все силы государства, то, все-таки, задача вскрытия бутылочки с мочой решается.
И, соответственно, по словам господина Родченкова дело происходило так. Осенью 2013 года начинается подготовка к этой масштабной спецоперации. Появляется в его лаборатории офицер ФСБ, который, собственно, внимательно изучает эти бутылочки, колечки, зубчики, крышечки, вот эти крышечки и колечки сотнями собирает. Дальше Григорий Родченков не знает, как эта сложная инженерная задача решена, но в результате за несколько недель до Олимпиады вот эти скромные организаторы победы из ФСБ показывают ему использованную бутылочку, а крышечка у нее аккуратно вскрыта и Родченков, по его словам, даже и не знал, что такое возможно.
Собственно, всё было сложно устроить, потому что в антидопинговой лаборатории в Сочи больше 100 человек работали, в том числе масса иностранцев, висели видеокамеры, были внеплановые проверки. Однако, внеплановые проверки никогда не происходили по ночам. Собственно, этим организаторы наших побед и воспользовались, потому что у них была вырезана дырочка в стене комнаты, где хранились образцы. Днем ее закрывал шкафчик, значит, шкафчик этот отодвигали после полуночи. Родченков менял свой белый халат на российскую спортивную форму, поднимался в комнату. Комната называлась «Номер 124», она официально значилась кладовкой, а на деле там была подпольная лаборатория.
Всё это было сложно сделать, потому что, значит, каждый вечер Родченков получал из Министерства бумагу со списком спортсменов, чьи пробы подлежали замене. А надо сказать, что тесты на допинг всегда анонимны, потому что врачи лаборатории – они не только не могут, но и не должны знать, чью именно мочу они анализируют – они видят только вот этот номер. Но спортсмен, когда он сдает мочу, извиняюсь, он этот номер видит, потому что ему выдают бутылочку с крышечкой.
И вот собственно, по словам Родченкова, спортсмены в массовом порядке эти бутылочки, коды фотографировали, пересылали в Министерство ммской, смской, там, отдельно. Значит, соответственно, бутылочки изымались через эту дырочку, их передавали фсбшнику, который носил их в соседнее здание. Через несколько часов бутылочка возвращалась открытой с неповрежденной одноразовой крышечкой. Соответственно, мочу тут же компрометирующую выливали в сортир, бутылочку дезинфицировали, промывали, наполняли мочой, которая была взята у нужного атлета до приема им допинга за несколько месяцев. Собственно, допинг, по его словам, тоже поставлял Родченков – это было его собственное изобретение, это было 3 анаболических стероида (метенолон, тренболон и оксандролон), как будто я их знаю, растворенных в виски из расчета один миллиграмм стероидной смеси на один миллилитр виски. Причем, для мужчин это был Чивас, а для женщин, собственно, были Мартини.
Ну, иногда случались проколы, потому что, вот, иногда спортсмены могли чего-то употребить самостоятельно. Вот, Григорий Родченков сетует в своем интервью, что «Ну, прям как дети. Ну, тащат в рот, что ни попадя». Но это, правда, не к Олимпиаде относится, это другая история: там, вот, допинг-проба Елены Лашмановой. Вскрывали в то время, когда лабораторию навестила международная инспекция. Соответственно, Лашмановой пришлось пожертвовать.
Собственно, всё было организовано совершенно великолепно. Отчет ВАДА назвал Сочи важной вехой в эволюции олимпийской антидопинговой программы. Олимпийский Комитет поблагодарил Родченкова за превосходную организацию. А, соответственно, когда начался шухер, он сначала начался с фильма ARD. Теперь уже шухер подняла ВАДА. Соответственно, Родченкова сначала отстранили от должности, потом скончалось двое его коллег, и он решил не дожидаться, пока его там найдут в номере отеля с предсмертной запиской, и сдернул в Лос-Анджелес. И, собственно, сейчас он консультирует там американского журналиста по имени Фогель, чей документальный фильм о махинациях с допингом в российском спорте будет показан в сентябре.
Вот я, собственно, эту историю вот почему рассказываю. Потому что самое интересное, вот, что? Спецслужбы той или иной страны по определению занимаются разными нехорошими секретными делами – они там шпионят, совершают политические убийства, военные секреты добывают. Но, все-таки, вот, я так полагаю, что это первый случай, когда целью масштабной государственной спецоперации является замена мочи.

?

Log in

No account? Create an account