avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Ирка, Ирка...
avderin
С приятелем французом ходили в конце 1990-х по Парижу. В Париже всякой твари по паре, откуда только туда ни приезжают. Поэтому на тамошних рынках много лавочек и магазинчиков, торгующих какими-то специфическими индийскими, перуанскими, вьетнамскими и т.д. продуктами, плодами, пряностями… Я по наивности тормошу Жан-Мишеля, мол, а это что такое, а это как едят… Он пожимает плечами, мол, не знаю – я каждый день покупаю в супермаркетах йогурты, сыры, крекеры и салаты, а то, что они здесь продают – никогда и не разглядывал.
Зато с соотечественницей Иркой мы затаривались этим всем с огромным удовольствием. Кусочек этого, корешочек этого, два зёрнышка того… Потом большая часть содержимого этих корзин шла у нас в мусорное ведро. Многие вкусы были слишком неожиданными и непривычными, другие плоды мы не умели готовить. Но главное, что нас объединяло – любопытство, просто желание всё попробовать.
Ирка была книгочеем, любила литературу, много читала. Живя в одно время, в одной стране, мы часто читали одни и те же книги. Но, даже из общего источника разные люди умудряются черпать совершенно разные идеи, настроения, знания… И один человек часто проникается тем, на что другой вообще не обращает внимания.
Ирка была ходячей литературно-гастрономической энциклопедией. Увидав в магазине какой-то сыр или название блюда в ресторанном меню, она оживлялась: «Смотри, в «Трёх мушкетёрах» Портос (Атос, Арамис…) заказывал в таверне такое же жаркое» или «этот сыр подают гостям в пьесе Чехова (Толстого, Булгакова…)… ». «Неужели ты этого не помнишь?» – недоумевала она, видя моё удивление.
На Лазурном берегу, по дороге в Монако, всем показывают обрыв, с которого упала вниз на машине принцесса Грейс Келли. На романтичную Ирку эта история произвела огромное впечатление и она сказала: Я не могу представить себя старой. Мне кажется, я вот так же умру молодой, внезапно, на бегу – и буду лежать в гробу молодой и красивой.
Так оно и случилось. Через несколько месяцев по дороге в Ницу она разбилась на своём Фольсквагене под Минском. И в гробу лежала - как будто спала. В морге ей зашили рассечённую в той аварии бровь. И эта стянутая нитью, приподнятая бровь придавало её лицу удивлённое, и от  этого необыкновенно живое, выражение.


?

Log in

No account? Create an account