avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Социальная составляющая природных катастроф.
avderin
Посмотрел в Инете ролик с беседой на украинском ТВ Андрея Метлева и Татьяны Монтян https://www.youtube.com/watch?v=gQvRyDVevCY
От 21 октября 2015 года. Значительная часть беседы посвящена горящим под Киевом торфяникам. Оказывается, они горят до сих пор. До сих пор ветер накрывает город клубами дыма. Даже начавшиеся дожди не способны погасить горящий на глубине нескольких метров торф.
Мне подобные катаклизмы хорошо знакомы по Москве. Столицу России эта стихия накрывает раз, так, лет в 10. Но с подобной инфой про Киев я столкнулся впервые в этом году. Из беседы Метлева и Монтян выяснилось, что в советские годы на профилактику возгораний выделялись огромные деньги, велся постоянный мониторинг, каждый очаг старались подавить как можно быстрее. На тушение бросалась специально припасённая спецтехника. Какое-то время система (по инерции) работала и после развала Союза. Но, в конце концов, все её ресурсы закончились – и теперь по-настоящему эффективно заниматься такими пожарами просто некому и нечем.  Нет ни людей, ни техники. Правда, в последние месяцы из казны на тушение выделяются значительные деньги. Но они просто разворовываются. И люди, которые их выделяют, естественно, забирают себе большую часть выделенного. В общем, пожар создал хороший повод для разворовывания бюджета.
Я как-то интересовался подобными пожарами в Подмосковье. Там тоже люди пишут, что в советские времена тушение торфяников велось более системно и эффективно.
Видимо, и в киевских, и в подмосковных пожарах одной из главных составляющих является хозяйственное освоение и окультуривание земель. Осушаются болота, проводятся дороги, разбиваются сады, строятся посёлки… А под этими садами и посёлками  - торф. Когда здесь было болото – он был мокрым и не горел. А когда его высушили – он готов вспыхнуть в любой момент. С одной стороны – осушение болот повышает качество жизни, а с другой – приходится бросать дома, когда под ними на глубине бушует пламя, миллионам людей приходится месяцами жить в дыму…
Юлия Латынина любит повторять, что, если внимательней присмотреться к большинству природных катастроф – окажется, что они вовсе не природных, а социальные. Землетрясение 2010 года магнитудой 7-5 баллов в Гаити унесло 220 тысяч жизней, а девятибалльное землетрясение с цунами в Японии в 2011 году – меньше 16 тысяч. Откуда такая разница? Просто японцы строят свои дома в расчёте на возможные катаклизмы. А гаитянцы лепят их кое-как – и в результате крыши падают им на головы. Отсюда и столько трупов, и столько разрушений.
Наводнение в Сочи в этом году можно вообще назвать рукотворным. Отцы города по глупости и жадности распродали (естественно, значительная часть денег до городской казны не дошла) участки русла реки. Под застройку. Там широченное, обрамлённое бетоном, русло, на дне которого большую часть года течёт мирный ручеёк. Но, когда раз в сколько-то лет начинались мощные дожди – всё заполнялось до отказа. Теперь зауженное русло оказалось переполненным – и вода потекла по прилегающим к реке улицам.
Мне понравилась у Монтян одна фраза: Отсутствие пожарной службы заметно только при пожаре.
Но лучше всё же не дожидаться пожара. А, образно говоря, подстелить соломки заранее.

?

Log in

No account? Create an account