avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Израиль. Тусовочные мемуары как особый жанр русской еврейской литературы.
avderin

И какой еврей не мнит себя великим русским писателем… 

Еврея из Йемена или Марокко вряд ли охватывает зуд литературного творчества. Его глаза не мозолят примеры всемирно знаменитых соотечественников. Но если у тебя в школе были пятёрки за язык Чехова и Достоевского, если ты приехал из Москвы, где одному только Льву Толстому посвящены три музея… Мысли о том, что и ты бы мог… волей неволей приходят в голову.

Воспоминания пытаются писать не только известные люди. И не только о знаменитостях. Но в России подобных книг обычно не издают. В Израиле, как я понял, таких книг издаётся множество. Пусть даже и за счёт авторов. В России могут издать книгу о малоизвестном человеке, но только, если книга написана так, что её интересно читать достаточно широкому кругу людей. У книги должна быть, пусть даже специфическая, но достаточно большая аудитория. Иначе она мёртвым грузом будет засорять полки книжных магазинов.

В Израиле же еврей, у которого нет ни литературного опыта, ни уникальной информации о значительных событиях, но которому всё равно хочется напомнить человечеству о своём существовании, запросто садится писать воспоминания. Это часто встречаемая иллюзия, что написание воспоминаний о своей жизни делает её более значительной. В мемуарах автор всегда старается подчеркнуть важность своей роли в тех или иных исторических событиях, упомянуть о близком знакомстве с известными людьми – особенно умершими, которым не придёт в голову бесплодно вспоминать, кто же это такой…


Заметил, что для подобных еврейских книг характерно упоминание в них массы имён. Автор просто сыплет именами. Типа: Помню, 12 мая 1974 года мы отмечали мой день рождения. Почему я помню, что это было именно 12 мая? Потому что у меня каждый год день рождения выпадает именно на 12 мая. Помню, была тётя Циля Рабинович, дядя Мотя, Эльвира Моисеевна Пульвихер, её двоюродная племянница Зуся  Слуцкер. Естественно, были Абрам и Сара Шнипельзон – они всегда приходят на мой день рождения. Так же, как Лёля Шварцман и Беня Кацман. Был сосед Арон Нимхер и ещё один, сверху, Оскар Левин. Ещё была троюродная племянница этого Оскара, Марьян Труцкис с мужем. Вот, никак не могу вспомнить только, была она тогда замужем ещё за своим первым мужем, или уже за вторым. Если это был первый муж – то его зовут Йося Тачкер. Второй же муж у неё Арье Смалькис. Вернее не второй, а третий. Потому что до Йоси она была замужем ещё раз. Но как звали того мужа – я уже не помню. Потому что ни разу его не видел. Вот спросил жену – и она, оказывается, не помнит. Звонил маме, потом тёте Циле и дяде Моте – почему-то никто не помнит, как звали первого мужа Марьян. Зато сообщили, что и на Арье она тоже останавливаться не стала. Теперь у неё новый муж – зовут Моше. Я этого Моше не знаю, но его троюродный брат Ури Гольдберг, оказывается жил лет 15 назад в том же кибуце, что и двоюродный брат бывшего мужа дочки Хавы Шнипельзон Саррочки… Вернее, теперь она уже Намнихер, потому что вышла замуж за Саввика Намнихера. Вот жена подсказывает, что это не Хава стала Намнихер, а её двоюродная сестра Роза. Но я точно помню, что за Саввика вышла именно Хава…

И так далее, и тому подобное – 350, а то и все 500 страниц подобного бабьего пустопорожнего трёпа ни о чём.

В маленьком местечковом Израиле с его тусовочными традициями каждый человек общается с сотнями соседей, родственников, сослуживцев, при том, что в России, не говоря уже об Америке или Западной Европе, люди не знают обычно, даже как зовут их соседей по лестничной клетке. Здрасте – Здрасте. Вот и все отношения. Поэтому в России подобную книгу продавать невозможно. И дарить бессмысленно – её тут же выкинут в мусоропровод. В Израиле, подозреваю, такие книги чаще дарят, чем продают-покупают. Но зато там любой может завести отдельную полку для книг, в которых его упомянули. Поставить закладочки, чтобы в нужный момент долго не искать – и всем  показывать: этот про меня написал…, и этот, и даже этот упомянул. Собственно, чем больше ты перечислишь имён в своей книге, тем у большего числа людей будет повод её купить, или же не сдать в макулатуру – если подарят.



?

Log in

No account? Create an account